Cu химия: Купрум – это… Что такое Купрум?

alexxlab | 02.03.1996 | 0 | Разное

Содержание

Купрум – это… Что такое Купрум?

Медь / Cuprum (Cu)

Атомный номер

29

Внешний вид простого веществапластичный металл золотисто-розового цвета
Свойства атома
Атомная масса
(молярная масса)

63,546 а. е. м. (г/моль)

Радиус атома

128 пм

Энергия ионизации
(первый электрон)

745,0 (7,72) кДж/моль (эВ)

Электронная конфигурация

[Ar] 3d10 4s1

Химические свойства
Ковалентный радиус

117 пм

Радиус иона

(+2e) 72 (+1e) 96 пм

Электроотрицательность
(по Полингу)

1,90

Электродный потенциал

+0,337 В/ +0,521 В

Степени окисления

2, 1

Термодинамические свойства простого вещества
Плотность

8,96 г/см³

Удельная теплоёмкость

24,465 Дж/(K·моль)

Теплопроводность

401 Вт/(м·K)

Температура плавления

1356,6 K

Теплота плавления

13,01 кДж/моль

Температура кипения

2840 K

Теплота испарения

304,6 кДж/моль

Молярный объём

7,1 см³/моль

Кристаллическая решётка простого вещества
Структура решётки

кубическая гранецентрированая

Период решётки

3,615 Å

Отношение c/a

n/a

Температура Дебая

315,00 K

Медь — химический элемент с атомным номером 29 в периодической системе, обозначается символом Cu (лат. Cuprum от названия острова Кипр где добывали медь), красновато-золотистого цвета (розовый при отсутствии оксидной пленки). Простое вещество медь — это пластичный переходный металл, с давних пор широко применяемый человеком.

История и происхождение названия

Схема атома меди

Из-за сравнительной доступности для получения из руды и малой температуры плавления медь — один из первых металлов, широко освоенных человеком. В древности применялась в основном в виде сплава с оловом — бронзы для изготовления оружия и т. п. (см бронзовый век).

Нахождение в природе

Самородная медь

Медь встречается в природе как в соединениях, так и в самородном виде. Промышленное значение имеют халькопирит CuFeS2, также известный как медный колчедан, халькозин Cu

2S и борнит Cu5FeS4. Вместе с ними встречаются и другие минералы меди: ковеллин CuS, куприт Cu2O, азурит Cu3(CO3)2(OH)2, малахит Cu2CO3(OH)2. Сульфиды меди образуются в основном в среднетемпературных гидротермальных жилах. Также нередко встречаются месторождения меди в осадочных породах — медистые песчаники и сланцы. Наиболее известные из месторождений такого типа — Удокан в Читинской области, Джезказган в Казахстане, Меденосный пояс Центральной Африки и Мансфельд в Германии.

Большая часть медной руды добывается открытым способом. Содержание меди в руде составляет от 0,4 до 1,0 %.

Физические свойства

Медь — золотисто-розовый пластичный металл, на воздухе быстро покрывается оксидной плёнкой, которая придаёт ей характерный интенсивный желтовато-красный оттенок. Медь обладает высокой тепло- и электропроводностью (занимает второе место по электропроводности после серебра). Имеет два стабильных изотопа —

63Cu и 65Cu, и несколько радиоактивных изотопов. Самый долгоживущий из них, 64Cu, имеет период полураспада 12,7 ч и два различных варианта распада с различными продуктами.

Плотность — 8,94*10³ кг/м³

Удельная теплоёмкость при 20 °С — 390 Дж/кг*К

Удельное электрическое сопротивление при 20-100 °С — 1,78·10-8 Ом·м

Существует ряд сплавов меди: латунь — сплав меди с цинком, бронза — сплав меди с оловом, мельхиор — сплав меди и никеля, и некоторые другие.

Химические свойства

Хорошо проводит тепло. На воздухе покрывается оксидной плёнкой.

Соединения

Медный купорос

В соединениях медь бывает двух степеней окисления: менее стабильную степень Cu+ и намного более стабильную Cu2+, которая даёт соли синего и сине-зелёного цвета. В необычных условиях можно получить соединения со степенью окисления +3 и даже +5. Последняя встречается в солях купраборанового аниона Cu(B

11H11)23-, полученных в 1994 году.

Карбонат меди(II) имеет зелёную окраску, что является причиной позеленения элементов зданий, памятников и изделий из меди. Сульфат меди(II) при гидратации даёт синие кристаллы медного купороса CuSO4∙5H2O, используется как фунгицид. Также существует нестабильный сульфат меди(I) Существует два стабильных оксида меди — оксид меди(I) Cu2O и оксид меди(II) CuO. Оксиды меди используются для получения оксида иттрия бария меди (YBa2Cu3O7-δ), который является основой для получения сверхпроводников. Хлорид меди(I) — бесцветные кристаллы (в массе белый порошок) плотностью 4,11 г/см³. В сухом состоянии устойчив. В присутствии влаги легко окисляется кислородом воздуха, приобретая сине-зелёную окраску. Может быть синтезирован восстановлением хлорида меди(II) сульфитом натрия в водном растворе.

Соединения меди(I)

Многие соединения меди(I) имеют белую окраску либо бесцветны. Это объясняется тем, что в ионе меди(I) все пять Зd-орбиталей заполнены парами электронов. Однако оксид Cu

20 имеет красновато-коричневую окраску. Ионы меди(I) в водном растворе неустойчивы и легко подвергаются диспропорционированию:

2Cu+(водн.) → Cu2+(водн.) + Cu(тв.)

В то же время медь(I) встречается в форме соединений, которые не растворяются в воде, либо в составе комплексов. Например, дихлорокупрат(I)-ион [CuCl2] устойчив. Его можно получить, добавляя концентрированную соляную кислоту к хлориду меди(I):

CuCl(тв.) + Cl(водн.) → [CuCl] (водн.)

Хлорид меди(I) – белое нерастворимое твердое вещество. Как и другие галогениды меди(I), он имеет ковалентный характер и более устойчив, чем галогенид меди (II). Хлорид меди(I) можно получить при сильном нагревании хлорида меди(II):

CuCl2(тв.) → 2CuCl(тв.) + Cl2(г.)

Другой способ его получения заключается в кипячении смеси хлорида меди(II) с медью в концентрированной соляной кислоте. В этом случае сначала образуется промежуточное соединение – комплексный дихлорокупрат(I)-ион [CuCl2]. При выливании раствора, содержащего этот ион, в воду происходит осаждение хлорида меди(I). Хлорид меди(I) реагирует с концентрированным раствором аммиака, образуя комплекс диамминмеди(I) [Cu(NH3)2]+. Этот комплекс не имеет окраски в отсутствие кислорода, но в результате реакции с кислородом превращается в синее соединение.

Аналитическая химия меди

  • Традиционно количественное выделение меди из слабокислых растворов проводилось с помощью сероводорода.
  • В растворах, при отсутствии мешающих ионов медь может быть определена комплексонометрически или потенциометрически, ионометрически.
  • Микроколичества меди в растворах определяют кинетическими методами.

Применение

В электротехнике

Из-за низкого удельного сопротивления (уступает лишь серебру), медь широко применяется в электротехнике для изготовления силовых кабелей, проводов или других проводников, например, при печатном монтаже. Медные провода, в свою очередь, также используются в обмотках энергосберегающих электроприводов (

быт: электродвигателях) и силовых трансформаторов.

Теплообмен

Другое полезное качество меди — высокая теплопроводность. Это позволяет применять её в различных теплоотводных устройствах, теплообменниках, к числу которых относятся и широко известные радиаторы охлаждения, кондиционирования и отопления.

Для производства труб

В связи с высокой механической прочностью, но одновременно пригодностью для механической обработки, медные бесшовные трубы круглого сечения получили широкое применение для транспортировки жидкостей и газов: во внутренних системах водоснабжения, отопления, газоснабжения, системах кондиционирования и холодильных агрегатах. В ряде стран трубы из меди являются основным материалом, применяемым для этих целей: во Франции, Великобритании и Австралии для газоснабжения зданий, в Великобритании, США, Швеции и Гонконге для водоснабжения, в Великобритании и Швеции для отопления. В России производство водопроводных труб из меди нормируется национальным стандартом ГОСТ Р 52318-2005 [3], а применение в этом качестве федеральным Сводом Правил СП 40-108-2004. Кроме того, трубопроводы из меди и сплавов меди широко используются в судостроении и энергетике для транспортировки жидкостей и пара.

Наиболее распространённые сплавы — бронза и латунь

В разнообразных областях техники широко используются сплавы с использованием меди, самыми широкораспространёнными из которых являются упоминавшиеся выше бронза и латунь. Оба сплава являются общими названиями для целого семейства материалов, куда помимо олова и цинка могут входить никель, висмут и другие металлы. Например, в состав так называемого пушечного металла, который в XVI—XVIII вв. действительно использовался для изготовления артиллерийских орудий, входят все три основных металла — медь, олово, цинк; рецептура менялась от времени и места изготовления орудия. В наше время находит применение в военном деле в кумулятивных боеприпасах благодаря высокой пластичности, большое количество латуни идёт на изготовление оружейных гильз. Медноникелевые сплавы используются для чеканки разменной монеты. Медноникелиевые сплавы, в том числе т. н. «адмиралтейский» сплав широко используются в судостроении и областях применения, связанных с возможностью агрессивного воздействия морской воды из-за образцовой коррозионной устойчивости.

Ювелирные сплавы

В ювелирном деле часто используются сплавы меди с золотом для увеличения прочности изделий к деформациям и истиранию, так как чистое золото очень мягкий металл и нестойко к этим механическим воздействиям.

Соединения меди

Оксиды меди используются для получения оксида иттрия бария меди YBa2Cu3O7-δ, который является основой для получения высокотемпературных сверхпроводников. Медь применяется для производства медно-окисных гальванических элементов, и батарей.

Другие сферы применения

Медь самый широкоупотребляемый катализатор полимеризации ацетилена. Из-за этого трубопроводы из меди применять для транспортировки ацетилена можно только при содержании меди в сплаве материала труб не более 64 %.

Широко применяется медь в кровельном деле. Кровли из тонкой листовой меди из-за автозатухания процесса коррозии медного листа служат безаварийно по 100—150 лет. В России использование медного листа для кровель и фасадов нормируется федеральным Сводом Правил СП 31-116-2006 [4]

Прогнозируемым новым массовым применением меди обещает стать ее применение в качестве бактерицидных поверхностей в лечебных учереждениях для снижения внутрибольничного бактериопереноса: дверей, ручек, водозапорной арматуры, перил, поручней кроватей, столешниц — всех поверхностей, к которым прикасается рука человека.

Биологическая роль

Медь является необходимым элементом для всех высших растений и животных. В токе крови медь переносится главным образом белком церулоплазмином. После усваивания меди кишечником она транспортируется к печени с помощью альбумина. Медь встречается в большом количестве ферментов, например, в цитохром-с-оксидазе, в содержащем медь и цинк ферменте супероксид дисмутазе, и в переносящем кислород белке гемоцианине. В крови большинства моллюсков и членистоногих медь используется вместо железа для транспорта кислорода.

Предполагается, что медь и цинк конкурируют друг с другом в процессе усваивания в пищеварительном тракте, поэтому избыток одного из этих элементов в пище может вызвать недостаток другого элемента. Здоровому взрослому человеку необходимо поступление меди в количестве 0,9 мг в день.

Токсичность

Некоторые соединения меди могут быть токсичны при превышении ПДК в пище и воде. Содержание меди в питьевой воде не должно превышать 2 мг/л (средняя величина за период из 14 суток), однако недостаток меди в питьевой воде также нежелателен. Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) сформулировала в 1998 году это правило так: «Риски для здоровья человека от недостатка меди в организме многократно выше, чем риски от ее избытка».

В 2003 году в результате интенсивных исследований ВОЗ пересмотрела прежние оценки токсичности меди. Было признано, что медь не является причиной расстройств пищеварительного тракта [5].

Существовали опасения, что Гепатоцеребральная дистрофия (болезнь Вильсона — Коновалова) сопровождается накоплением меди в организме, так как она не выделяется печенью в желчь. Эта болезнь вызывает повреждение мозга и печени. Однако причинно-следственная связь между возникновением заболевания и приёмом меди внутрь подтверждения не нашла[1]. Установлена лишь повышенная чувствительность лиц, в отношении которых диагностировано это заболевание к повышенному содержанию меди в пище и воде. Общее число лиц, поражённых заболеванием, например, в США, составляет ок. 35 000 человек, то есть 0,01 % от общего числа водопользователей.

Бактерицидность

Бактерицидные свойства меди и ее сплавов были известны человеку давно. В 2008 году после длительных исследований Федеральное Агентство по Охране Окружающей Среды США (US EPA) [6] официально присвоило меди и нескольким сплавам меди статус веществ с бактерицидной поверхностью [7]. Особено выраженно бактерицидное действие поверхностей медных (и сплавов меди) проявляется в отношении метициллин-устойчивого штамма стафилококка золотистого, извесного как «супермикроб» MRSA [8]:

Органолептические свойства

Ионы меди придают излишку меди в воде отчётливый «металлический вкус». У разных людей порог органолептического определения меди в воде составляет приблизительно 2-10 мг/л. Естественная способность к такому определению повышенного содержания меди в воде является природным механизмом защиты от приема внутрь воды с излишним содержанием меди.

Производство, добыча и запасы меди

Мировая добыча меди в 2000 году составляла около 15 млн т., a в 2004 году — около 14 млн т. [2][3]. Мировые запасы в 2000 году составляли, по оценке экспертов, 954 млн т., из них 687 млн т. подтверждённые запасы [2], на долю России приходилось 3.2 % общих и 3.1 % подтверждённых мировых запасов [2]. Таким образом, при нынешних темпах потребления запасов меди хватит примерно на 60 лет.

Производство рафинированной меди в России в 2006 году составило 1,009 тыс. тонн, потребление — 714 тыс. тонн[4]. Основными производителями меди в России являются:

Как добывают медь Этот металл встречается в природе в самородном виде чаще, чем золото, серебро и железо. Нашли однажды самородок, который весил 420 т. Наверняка медь была первым металлом, с которым познакомились древние люди. Первые свои орудия делали они из кремниевой и железной руды, из меди, и уже потом научились изготовлять их из бронзы и железа. Сплав меди с оловом (бронзу) получили впервые за 3000 лет до н.э. на Ближнем Востоке. Бронза привлекала людей прочностью и хорошей ковкостью, что делало ее пригодной для изготовления орудий труда и охоты, посуды, украшений. Все эти предметы находят в археологических раскопах. Добычу меди называют прабабушкой металлургии. Ее добыча и выплавка были налажены еще в Древнем Египте, во времена фараона Рамзеса II (1300—1200 гг. до н.э.). Древние египтяне нагнетали воздух в плавильные печи с помощью мехов, а древесный уголь получали из акации и финиковой пальмы. Они выплавили около 100 т чистой меди. На территории России и сопредельных стран медные рудники появились за два тысячелетия до н.э. Остатки их находят на Урале, в Закавказье, на Украине, в Сибири, на Алтае. В XIII—XIV вв. освоили промышленную выплавку меди. В Москве в XV в. был основан Пушечный двор, где отливали из бронзы орудия разных калибров. О нем напоминает теперешняя Пушечная улица в Москве. Сейчас известно более 170 минералов, содержащих медь, но из них только 14—15 имеют промышленное значение. Это — халькопирит (он же медный колчедан), малахит, встречается и самородная медь. В медных рудах часто в качестве примесей встречаются молибден, никель, свинец, кобальт, реже — золото, серебро. Обычно мед-ные руды обогащаются на фабриках, прежде чем поступают на медеплавильные комбинаты. Богаты медью Казахстан, США, Чили, Канада, африканские страны — Заир, Замбия, Южно-Африканская республика. Очень крупное Удоканское месторождение медной руды сравнительно недавно обнаружено на севере Читинской области.

Большая часть добываемой меди используется в электротехнике, потому что медь обладает высокой электропроводностью, уступая в этом только серебру, которое, конечно, намного дороже. Миллионы километров проводов опутали земной шар, и большинство из них медные. Медь нужна для производства двигателей, телевизоров, телефонных аппаратов, различных электроприборов, автомобилей, электровозов, холодильников и даже музыкальных инструментов. Ее используют в химической промышленности для борьбы с вредителями садов и огородов, для подкормки растений и животных. Всюду нужна медь. По объему мирового производства и потребления медь занимает третье место после железа и алюминия.

Ссылки

Примечания

  1. [1]
  2. 1 2 3 http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/142462.html
  3. http://www.metalinfo.ru/ru/news/12150
  4. Минпромэнерго РФ, «Стратегия развития металлургической промышленности Российской Федерации на период до 2015 года» [2]

Wikimedia Foundation. 2010.

Химические свойства металлов — с чем реагируют? Свойства и таблица

Общие химические свойства металлов

Взаимодействие с неметаллами

Щелочные металлы сравнительно легко реагируют с кислородом, но каждый металл проявляет свою индивидуальность:

  • оксид образует только литий

    4Li + O2 = 2Li2O

  • натрий образует пероксид

    2Na + O2 = Na2O2

  • калий, рубидий и цезий — надпероксид

    K + O2 = KO2

Остальные металлы с кислородом образуют оксиды:

2Mg + O2 = 2MgO

2Al + O2 = Al2O3

2Zn + O2 = 2ZnO (при нагревании)

4Cr + 3O2 = 2Cr2O3

Металлы, которые в ряду активности расположены левее водорода, при контакте с кислородом воздуха образуют ржавчину. Например, так делает железо:

4Fe + 3O2 (воздух) + 6H2O(влага) = 4Fe(OH)3

С галогенами металлы образуют галогениды:

2Na + Cl2 = 2NaCl

Mg + Cl2 = MgCl2

2Al + 3Br2 = 2AlBr3

Zn + Cl2 =ZnCl2

2Cr + 3Cl2 = 2CrCl3

Медный порошок реагирует с хлором и бромом (в эфире):

Cu + Cl2 = CuCl2

Cu + Br2 = CuBr2

При взаимодействии с водородом образуются гидриды:

2Na + H2 = 2NaH

Ca + H2 +СaH2

Zn + H2 =ZnH2

Взаимодействие с серой приводит к образованию сульфидов (реакции протекают при нагревании):

2K + S = K2S

Сa + S = CaS

2Al + 3S = Al2S3

2Cr + 3S = Cr2S3

Cu +S = CuS

Реакции с фосфором протекают до образования фосфидов (при нагревании):

3K + P = K3P

3Mg + 2P = Mg3P2

3Zn + 2P = Zn3P2

Основной продукт взаимодействия металла с углеродом — карбид (реакции протекают при нагревании).

Из щелочноземельных металлов с углеродом карбиды образуют литий и натрий:

2Li + 2C = Li2C2

Калий, рубидий и цезий карбиды не образуют, могут образовывать соединения включения с графитом:

Ca + 2C = CaC2

С азотом из металлов IA группы легко реагирует только литий. Реакция протекает при комнатной температуре с образованием нитрида лития:

6Li + N2 = 2Li3N

3Mg + N2 = Mg3N2

2Al + N2 = 2AlN

2Cr + N2 = 2CrN

Взаимодействие с водой

Все металлы I A и IIA группы реагируют с водой, в результате образуются растворимые основания и выделяется h3. Литий реагирует спокойно, держась на поверхности воды, натрий часто воспламеняется, а калий, рубидий и цезий реагируют со взрывом:

2Li + 2H2O = 2LiOH + H2

Ca + 2H2O = Ca(OH)2 + H2

Металлы средней активности реагируют с водой только при условии, что металл нагрет до высоких температур. Результат данной реакции — образование оксида.

Cr + H2O = Cr2O3 + H2

Zn + H2O = ZnO + H2

Неактивные металлы с водой не взаимодействуют.

Взаимодействие с кислотами

Если металл расположен в ряду активности левее водорода, то происходит вытеснение водорода из разбавленных кислот. Данное правило работает в том случае, если в реакции с кислотой образуется растворимая соль.

2Na + 2HCl = 2NaCl + H2

При взаимодействии с кислотами-окислителями, например, азотной, образуется продукт восстановления кислоты, хотя протекание реакции также неоднозначно.

Металлы IА группы:

2K + H2SO4 (раствор) = K2SO4 + H2

8K + 5H2SO4 (конц) = 4K2SO4 + H2S + 4H2O

8Na + 10HNO3 (раствор) = 8NaNO3 + NH4NO3 + 3H2O

3Na + 4HNO3 (конц) = 3NaNO3 + NO + 2H2О

Металлы IIА группы

Mg + H2SO4 (раствор) = MgSO4 + H2

4Mg + 5H2SO4 (конц) = 4MgSO4 + H2S + 4H2O

Mg+ 4HNO3 (конц) = Mg(NO3)2 + 2NO2 + 2H2O

4Mg + 10HNO3 (раствор) = 4Mg(NO3)2 + 2N2O + 5H2O

Такие металлы, как железо, хром, никель, кобальт на холоде не взаимодействуют с серной кислотой, но при нагревании реакция возможна.

Взаимодействие с солями

Металлы способны вытеснять из растворов солей другие металлы, стоящие в ряду напряжений правее, и могут быть вытеснены металлами, расположенными левее:

Zn + CuSO4 = ZnSO4 + Cu

На металлы IА и IIА группы это правило не распространяется, так как они реагируют с водой.

Реакция между металлом и солью менее активного металла возможна в том случае, если соли — как вступающие в реакцию, так и образующиеся в результате — растворимы в воде.

Взаимодействие с аммиаком

Щелочные металлы реагируют с аммиаком с образованием амида натрия:

2Li + 2NH3 = 2LiNH2 + H2

Взаимодействие с органическими веществами

Металлы IА группы реагируют со спиртами и фенолами, которые проявляют в данном случае кислотные свойства:

2Na + 2C2H5OH = 2C2H5ONa + H2

2K + 2C6H5OH = 2C6H5OK + H2

Также они могут вступать в реакции с галогеналканами, галогенпроизводными аренов и другими органическими веществами.

Взаимодействие металлов с оксидами

Для металлов при высокой температуре характерно восстановление неметаллов или менее активных металлов из их оксидов.

8Al + 3Fe3O4 = 4Al2O3 + 9Fe (алюмотермия)

3Са + Cr2O3 = 3СаО + 2Cr (кальциетермия)

Вопросы для самоконтроля

  1. С чем реагируют неактивные металлы?

  2. С чем связаны восстановительные свойства металлов?

  3. Верно ли утверждение, что щелочные и щелочноземельные металлы легко реагируют с водой, образуя щелочи?

  4. Методом электронного баланса расставьте коэффициенты в уравнении реакции по схеме:

    Mg + HNO3 → Mg(NO3)2 + Nh5NO3 + Н2O

  5. Как металлы реагируют с кислотами?

Подведем итоги

От активности металлов зависит их химические свойства. Простые вещества — металлы в окислительно-восстановительных реакциях являются восстановителями. По положению металла в электрохимическом ряду можно судить о том, насколько активно он способен вступать в химические реакции (т. е. насколько сильно у металла проявляются восстановительные свойства).

Напоследок поделимся таблицей, которая поможет запомнить, с чем реагируют металлы, и подготовиться к контрольной работе по химии.

Таблица «Химические свойства металлов»

ИССЛЕДОВАНИЕ СТРУКТУРЫ И СВОЙСТВ ТРОЙНОГО ПОЛИМЕР-МЕТАЛЛИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА ХИТОЗАН-Cu(II)-ПОЛИГЕКСАМЕТИЛЕНГУАНИДИН | Добыш

1. Тарасевич В.А., Макатун В.Н., Белясова Н.А., Антоновская Л.И., Добыш В.А. Синтез и биоцидные свойства производных полигексаметиленгуанидина // Известия НАН Беларуси. Сер. хим. наук. 2010. № 3. С. 79-84.

2. Dobysh V.A. Koktysh N.V., Tarasevich V.A., Agabekov V.E., Makatun V.N., Antonovskaya L.I., Belyasova N.A. Synthesis and study of properties of the polyhexamethyleneguanidine complexes with the ions Cu2+, Zn2+, and Ni2+ // Russian Journal of General Chemistry. 2012. Vol. 82, № 11. P. 1764-1769. DOI: 10.1134/S1070363212110035

3. Хитин и хитозан: Получение, свойства и применение / Под. ред. К.Г. Скрябина, Г.А. Вихоревой, В.П. Варламова. М.: Наука, 2002. 368 с.

4. Kramareva N.V., Finashina A.V., Kucherov A.V., Kustov L.M. Copper complexes stabilized by chitosans: peculiarities of the structure, redox, and catalytic properties // Kinetics and Catalysis. 2003. Vol. 44, № 6. P. 793-800. DOI: 10. 1023/B: KICA.0000009056.74699.b8

5. Низельский Ю.Н., Козак Н.В., Рябов С.В., Кобылинский С.М., Керча Ю.Ю. Строение бактерицидоактивных комплексов меди (2+) на поверхности хитозана: материалы Восьмой международной конф. «Современные перспективы в исследовании хитина и хитозана». М., 2006. С. 114-118.

6. Добыш В.А., Курман П.В., Шабуня П.С., Коктыш Н.В., Тарасевич В.А., Агабеков В.Е., Макатун В.Н., Белясова Н.А. Влияние молекулярно-массовых и структурных характеристик полигексаметиленгуанидина на его биоцидную активность // Журнал общей химии. 2012. Т. 82, N 10. С. 1690-1694.

7. Белясова Н.А., Антоновская Л.И., Михайловский И.С., Самойлов М.В., Мельникова Г.Б., Тарасевич В.А., Добыш В.А. Получение и антимикробные свойства дисперсных форм липидов и полигексаметиленгуанидина // Известия НАН Беларуси. Сер. биол. наук. 2014. N 3. С. 66-69.

8. Rhazi М., Desbrieres J., Tolaimate A., Rinaudo M., Vottero P., Alagui A. Contribution to the study of the complexation of copper by chitosan and oligomers // Polymer. 2002. Vol. 43. P. 1267-1276. DOI: 10.1016/S0032-3861(01) 00685-1

9. Zhang Y., Jiang J., Chen Y. Synthesis and antimicrobial activity of polymeric guanidine and biguanidine salts // Polymer. 1999. Vol. 40. P. 6189-6198. DOI: 10.1016/S0032-3861(98)-00828-3

10. Monteiro О., Airoldi С. Some thermodynamic data on copper-chitin and copper-chitosan biopolymer interactions // Journal of Colloid and Interface Science. 1999. Vol. 212. P. 212-219. DOI: 10.1006/jcis.1998.6063

11. Rosthauser J.W., Winston A. Crosslinking of hydroxamic acid copolymers through iron chelation // Macromolecules. 1981. Vol. 14. P. 538-543. DOI: 10.1021/ma50004a015

эксперимент и компьютерное моделирование — ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

В.И. Романовский1, А.Ю. Колосов3, А.А. Хорт4, В.С. Мясниченко3, К.Б. Подболотов5, К.Г. Савина3, Д.Н. Соколов3, Е.В. Романовская6, Н.Ю. Сдобняков3

1 ГНУ «Институт общей и неорганической химии НАН Беларуси»
3 ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»
4 KTH Royal Institute of Technology
5 ГНУ «Физико-технический институт НАН Беларуси»
6 УО «Белорусский государственный технологический университет»

DOI: 10.26456/pcascnn/2020.12.293

Оригинальная статья

Аннотация: Сочетание эксперимента и компьютерного моделирования позволили исследовать особенности процесса синтеза наночастиц Cu — Ni. Наночастицы синтезированы методом экзотермического горения в растворах. Рентгено-фазовый анализ полученных материалов показал, что все образцы представляют собой чистые биметаллические нанопорошки с искаженной кубической кристаллической структурой каждого металла. Методом Монте-Карло в температурном диапазоне от 300 до 600 K установлены закономерности формирования манжеты для двух случаев начального расположения наночастиц меди и никеля: непосредственное соприкосновение и относительное смещение на величину 0,2 нм. Показана возможность тесной интеграции кристаллических структур в результате взаимодействия наночастиц Cu и Ni.

Ключевые слова: Cu – Ni, коалесценция, компьютерное моделирование, потенциал Гупта, метод Монте-Карло, экзотермическое горение в растворах

  • Романовский Валентин Иванович – к.т.н., старший научный сотрудник, ГНУ «Институт общей и неорганической химии НАН Беларуси»
  • Колосов Андрей Юрьевич – научный сотрудник кафедры общей физики, ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»
  • Хорт Александр Александрович – к.т.н., научный сотрудник кафедры коррозии и поверхностных явлений, KTH Royal Institute of Technology
  • Мясниченко Владимир Сергеевич – научный сотрудник кафедры общей физики, ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»
  • Подболотов Кирилл Борисович – к.т.н., доцент, ведущий научный сотрудник, ГНУ «Физико-технический институт НАН Беларуси»
  • Савина Ксения Геннадьевна – студентка 4 курса кафедры общей физики, ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»
  • Соколов Денис Николаевич – к.ф.-м.н., научный сотрудник, ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»
  • Романовская Елена Владимировна – к.х.н., старший преподаватель кафедры химии, технологии электрохимических производств и материалов электронной техники, УО «Белорусский государственный технологический университет»
  • Сдобняков Николай Юрьевич – к.ф.-м.н., доцент кафедры общей физики, ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»

Ссылка на статью:

Романовский, В.И. Особенности синтеза наночастиц Cu — Ni: эксперимент и компьютерное моделирование / В.И. Романовский, А.Ю. Колосов, А.А. Хорт, В.С. Мясниченко, К.Б. Подболотов, К.Г. Савина, Д.Н. Соколов, Е.В. Романовская, Н.Ю. Сдобняков // Физико-химические аспекты изучения кластеров, наноструктур и наноматериалов. — Тверь: Твер. гос. ун-т, 2020. — Вып. 12. — С. 293-309. DOI: 10.26456/pcascnn/2020.12.293.

Полный текст: загрузить PDF файл

Библиографический список:

1. Samsonov, V.M. Surface segregation in binary Cu–Ni and Au–Co nanoalloys and the core–shell structure stability/instability: thermodynamic and atomistic simulations / V.M. Samsonov, I.V. Talyzin, A.Yu. Kartoshkin, S.A. Vasilyev // Applied Nanoscience. – 2019. – V. 9. – I. 1. – P. 119-133. DOI: 10.1007/s13204-018-0895-5.
2. Kolosov, A.Yu. Estimation of the dihedral angle between metal nanoparticles during their coalescence / A.Yu. Kolosov, D.N. Sokolov, N.Yu. Sdobnyakov, P.V. Komarov, S.S. Bogdanov, A.A. Bogatov, V.S. Myasnichenko // Journal of Nano- and Electronic Physics. – 2017. – V. 9. – № 5. – P. 05042-1-05042-4. DOI: 10.21272/jnep.9(5).05042.
3. Kolosov, A.Yu. Investigation into the structure and features of the coalescence of differently shaped metal nanoclusters / A.Yu. Kolosov, N.Yu. Sdobnyakov, V.S Myasnichenko, D.N. Sokolov // Journal of Surface Investigation: X-ray, Synchrotron and Neutron Techniques. – 2016. – V. 10. – № 6. – P. 1292-1299. DOI: 10.1134/S102745101605075X.
4. Brongersma, H.H. Surface segregation in Cu–Ni and Cu–Pt alloys; a comparison of low-energy ion-scattering results with theory / H.H. Brongersma, M.J. Sparnaay, T.M. Buck // Surface Science. – 1978. – V. 71. – I. 3. – P. 657-678. DOI: 10.1016/0039-6028(78)90453-3.
5. Hennes, M. Equilibrium segregation patterns and alloying in Cu Ni nanoparticles: experiments versus modeling / M. Hennes, J. Buchwald, U. Ross, A. Lotnyk, S.G. Mayr // Physical Review. – 2015. – V. 91. – P. 245401-1-245401-11. DOI: 10.1103/PhysRevB.91.245401.
6. Романовский, В.И. Одностадийный синтез полиметаллических наночастиц в воздушной среде / В.И. Романовский, А.А. Хорт, К.Б. Подболотов, Н.Ю. Сдобняков, В.С. Мясниченко, Д.Н. Соколов // Известия высших учебных заведений. Серия «Химия и химическая технология». – 2018. – Т. 61. – Вып. 9-10. – С. 42-47. DOI: 10.6060/ivkkt.20186109-10.5867a.
7. Khort, A. [email protected] nanocomposites by solution combustion synthesis / A. Khort, V. Romanovski, V. Lapitskaya, T. Kuznetsova, Kh. Yusupov, D. Moskovskikh, Yu. Haiduk, K. Podbolotov // Inorganic Chemistry. – 2020. – V. 59. – I. 9. – P. 6550-6565. DOI: 10.1021/acs.inorgchem.0c00673.
8. Горелая, О.Н. Магнитный сорбент из отходов водоподготовки для очистки нефтесодержащих сточных вод / О.Н. Горелая, В.И. Романовский // Вестник Брестского государственного технического университета. Водохозяйственное строительство, теплоэнергетика и геоэкология. – 2020. – № 2. – С. 61-64. DOI: 10.36773/1818-1212- 2020-120-2.1-61-64.
9. Горелая, О.Н. Сорбент для очистки нефтесодержащих сточных вод на основе отходов станций обезжелезивания / О.Н. Горелая, В.И. Романовский // Водоснабжение и санитарная техника. – 2020. – № 10. – C. 48-54.
10. Khort, A. CO oxidation and organic dyes degradation over grapheneCu and grapheneCuNi catalysts obtained by solution combustion synthesis / A. Khort, V. Romanovski, D. Leybo, D. Moskovskikh // Scientific Reports. – 2020. – V. 10. – Art. № 16104. – 10 p. DOI: 10.1038/s41598-020-72872-0.
11. Romanovski, V. New approach for inert filtering media modification by using precipitates of deironing filters for underground water treatment // Environmental Science and Pollution Research. – 2020. – V. 27. – I. 25. – P. 31706-31714. DOI: 10.1007/s11356-020- 09514-5.
12. Romanovskii, V.I. Modified anthracites for deironing of underground water / V.I. Romanovskii, A.A. Khort // Journal of Water Chemistry and Technology. – 2017. – V. 39. – I. 5. – P. 299-304. DOI: 10.3103/S1063455X17050083.
13. Propolsky, D. Modified activated carbon for deironing of underground water / D. Propolsky, E. Romanovskaia, W. Kwapinski, V. Romanovski // Environmental Research. – 2020. – V. 182. – Art. № 108996. DOI: 10.1016/j.envres.2019.108996.
14. Пропольский, Д.Э. Полифункциональный модифицированный уголь для очистки подземных вод / Д.Э. Пропольский, В.И. Романовский // Водное хозяйство России: проблемы, технологии, управление. – 2020. – № 4. – С. 103-111. DOI: 10.35567/1999- 4508-2020-4-7.
15. Клебеко, П.А. Влияние условий синтеза на фазовый состав модифицированного покрытия антрацитов для обезжелезивания подземных вод / П.А. Клебеко, В.И. Романовский // Вестник Брестского государственного технического университета. Водохозяйственное строительство, теплоэнергетика и геоэкология. – 2020. – № 2.
– С. 65-67. DOI: 10.36773/1818-1212-2020-120-2.1-65-67.
16. Клебеко, П.А. Модифицированные антрациты – эффективные каталитические материалы для обезжелезивания подземных вод / П.А. Клебеко, В.И. Романовский // Водоснабжение и санитарная техника. – 2020. – № 7. – C. 24-29. DOI: 10.35776/MNP.2020.07.
17. Khort, A.A. One-step solution combustion synthesis of pure Ni nanopowders with enhanced coercivity: the fuel effect / A.A. Khort, K.B. Podbolotov, R. Serrano-García, Y.K. Gun’ko // Journal of Solid State Chemistry. – 2017. – V. 253. – P. 270-276. DOI: 10.1016/j.jssc.2017.05.043.
18. Podbolotov, K.B. Solution combustion synthesis of copper nanopowders: the fuel effect / K.B. Podbolotov, A.A. Khort, A.B. Tarasov, G.V. Trusov, S.I. Roslyakov, A.S. Mukasyan // Combustion Science and Technology. – 2017. – V. 189. – I. 11. – P. 1878-1890. DOI: 10.1080/00102202.2017.1334646.
19. Metropolis, N. Equation of state calculations by fast computing machines / N. Metropolis, A.W. Rosenbluth, M.N. Rosenbluth, E. Teller, A.N. Teller // Journal of Chemical Physics. – 1953. – V. 21. – I. 6. – P. 1087-1092. DOI: 10.1063/1.1699114.
20. Gupta, R.P. Lattice relaxation at a metal surface / R.P. Gupta // Physical Review B. – 1981. – V. 23. – I. 12. – P. 6265-6270. DOI: 10.1103/PhysRevB.23.6265.
21. Cleri, F. Tight-binding potentials for transition metals and alloys / F. Cleri, V. Rosato // Physical Review B. – 1993. – V. 48. – I. 1. – P. 22-33. DOI: 10.1103/PhysRevB.48.22.
22. Panizon, E. The study of the structure and thermodynamics of CuNi nanoalloys using a new DFT-fitted atomistic potential / E. Panizon, J. Olmos-Asar, M. Peressi, R. Ferrando // Physical Chemistry Chemical Physics. – 2015. – V. 17. – I. 42. – P. 28068-28075. DOI: 10.1039/C5CP00215J.
23. Sdobnyakov, N. Solution combustion synthesis and Monte Carlo simulation of the formation of CuNi integrated nanoparticles / N. Sdobnyakov, A. Khort, V. Myasnichenko, K. Podbolotov, E. Romanovskaia, A. Kolosov, D. Sokolov, V. Romanovski // Computational Materials Science. – 2020. – V. 184. – Art. № 109936. – 12 p. DOI: 10.1016/j.commatsci.2020.109936.
24. Соколов, Д.Н. Исследование структурных характеристик нанокластеров металлов в процессе плавления/кристаллизации с использованием многочастичного потенциала Гупта / Д.Н. Соколов, А.П. Андрийчук, М.А. Харитонова, И.В.Карташов, П.В.Комаров, Н.Ю. Сдобняков // Физико-химические аспекты изучения кластеров, наноструктур и наноматериалов. – 2013. – Вып. 5. – С. 301-316.
25. Perevezentsev, V.N. The theory of evolution of the microstructure of superplastic alloys and ceramics / V.N. Perevezentsev // In: Superplasticity. 60 years after Pearson: Proceedings of the Conference Organised on Behalf of the Superplastic Forming Committee of the Manufacturing Division of the Institute of Materials and Held at the University of Manchester Institute of Science and Technology (UMIST) on 7-8 December 1994; ed. by N. Ridley. – London: CRC Press, 1995. – P. 51-59.
26. Myasnichenko, V.S. Simulation of crystalline phase formation in titanium-based bimetallic clusters / V.S. Myasnichenko, N.Yu. Sdobnyakov, P.M. Ershov, D.N. Sokolov, A.Yu. Kolosov, E.M. Davydenkova // Journal of Nano Research. – 2020. – V. 61. – P. 32-41. DOI: 10.4028/www.scientific.net/JNanoR.61.32.

⇐ Предыдущая статья | Содержание | Следующая статья ⇒

(PDF) Features of Thermolysis of Cu and La Maleates

Органическая химия

48

Bulletin of the South Ural State University. Ser. Chemistry.

2019, vol. 11, no. 2, pp. 39–

6. Pomogailo A.D., Dzhardimalieva G.I., Rozenberg A.S., Shershnev V.A. [Reactivity of Metal-

Containing Monomers. Preparation and Magnetic Broperties of Metal–Containing Nanocomposites].

Russ. Chem. Bul., 2011, vol. 60, no. 7, pp. 1476–1487. DOI: 10.1007/s11172–011–0220–x.

7. Yudanova L.I., Logvinenko V.A., Korol’kov I.V., Ishchenko A.V., Rudina N.A. [Peculiar Prop-

erties of Thermal Decomposition in Systems of Acid Maleates Zn(II), Co (II), Ni (II) With Formation of

Metal Nanoparticles]. J. Phys. Chem., 2018, vol. 92, no. 11, pp. 1753–1759.

DOI: 10.1134/s003602441811047x.

8. Yudanova L.I., Logvinenko V.A., Sheludyakova L.A., Yudanov N.F., Semyannikov P.P., Koz-

hemyachenko S.I., Korol’kov I.V., Rudina N.A., Ishchenko A.V. [Salts of Maleic Acid Mn (II),

Fe (II), Co (II), Ni (II) – Precursors for the Synthesis of Metal–Polymer Composites]. J. Inorg. Chem.,

2014, vol. 59, no. 10, pp. 1420–1426. DOI: 10.1134/S0036023614100222.

9. Yudanova L.I., Logvinenko V.A., Yudanov N.F., Rudina N.A., Ishchenko A.V., Semyanni-

kov P.P., SHeludyakova L.A., Alferova N.I. [Thermolysis of Cu (II)Salts of Maleic Acid. Synthesis of

Metal–Polymer Composites]. Russ. J. Coord. Chem., 2013, vol. 39, no. 5, pp. 309–314.

DOI: 10.1134/S1070328413050102.

10. Pomogajlo A.D,. Rozenberg A.S., Dzhardimalieva G.I. [Thermolysis of Metallopolymers and

Their Precursors as a Method of Obtaining Nanocomposites]. Russ. Chem. Rev., 2011, vol. 80, pp. 272–

307. DOI: 10.1070/RC2011v080n03ABEH004079.

11. Gauptman Z., Greffe Yu., Remans X. Organicheskaya khimiya [Organic Chemistry]. Moscow:

Mir, 1979, 832 p.

12. Mishchenko G.L., Vatsuro K.V. Sinteticheskie metody organicheskoy khimii [Synthetic Me-

thods of Organic Chemistry]. Moscow: Chemistry, 1982, 440 p.

13. Rayd K. Kurs fizicheskoy organicheskoy khimii [A Course in Physical Organic Chemistry].

Moscow: Mir, 1972, 576 p.

14. Serguchev Yu.A., Beletskaya I.P. [Oxidative Decarboxylation of Carboxylic Acids]. Russ.

Chem. Rev., 1980, vol. 49, no. 12, pp. 2257–2285. DOI: 10.1070/RC1980v049n12ABEH002532.

15. Chichibabin A.B. Osnovnye nachala organicheskoy khimii [Basic Principles of Organic Che-

mistry]. Moscow: Chemisry, 1963, 912 p.

16. Yakerson V.I., Rubinshteyn A.M. [Kinetics and Mechanism of Thermal Decomposition of Li-

thium, Sodium, Barium Acetates]. J. Kinetics and Catalysis, 1961, vol. 2, no. 2, pp. 172–178.

17. Yakerson V.I. [Mechanism of Thermal Decomposition of Carboxylic Acid Salts]. Proceedings

of the USSR academy of sciences, 1966, vol. 7, pp. 1003–1011.

18. Yakerson V.I., Rubinshteyn A.M. [Mechanism of Methane Decomposition of Sodium Acetate].

Proceedings of the USSR academy of sciences, 1966, vol. 7, pp. 1278–1281.

19. Petrov A.A., Bal’yan Kh.V., Trotsenvo A.T. Organicheskaya khimiya [Organic Chemistry].

Moscow: Vysshaya Shkola Publishers, 1985, 490 p.

20. Reutov O.A., Kurts A.L., Butin K.P. Organicheskaya khimiya [Organic Chemistry]. Moscow:

Moscow State University, 1999, 624 p.

21. Smit V., Bochkov A. Organicheskiy sintez: nauka i iskusstvo [Organic Synthesis: Science and

Art]. Moscow: Mir, 2001, 624 p.

22. Knunyanc I.L. Chemical encyclopedia. Moscow: Soviet encyclopedia, 1988, vol. 1, 631 p.

23. Dobrydnev S.V., Kapaev G.I., Zamuruev O.V., Beskov V.S. [Peculiar Properties of Thermoly-

sis of Hydroxycarbonate Hydrate of Nickel (II), Copper (II), Zinc (II)]. Russian Chemical Bulletin,

2009, vol. 52, no. 6, pp. 25–28.

Received 4 March 2019

ОБРАЗЕЦ ЦИТИРОВАНИЯ

FOR CITATION

Особенности термолиза малеатов Cu и La /

М.А. Полозов, С.А. Найферт, В.В. Полозова и др.

Вестник ЮУрГУ. Серия «Химия». – 2019. – Т. 11, № 2.

С. 39–48. DOI: 10.14529/chem190204

Zherebtsov D.A., Sakthidharan C.P., Merzlov S.V.

Avdin V.V. Features of Thermolysis of Cu and La Maleates

of the South Ural State University.

Ser. Chemistry. 2019, vol. 11, no. 2, pp. 39–48.

DOI: 10.14529/chem190204

Синтез и свойства порошковых квазикристаллических фаз в четырехкомпонентной системе Al-Cu-Fe-Cr

Ведущая организацияФедеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева» (Самарский университет) (отзыв)

Адрес: 443086, Самара, ул. Московское шоссе, д. 34, г. Самара,
Телефон: (846) 267-43-70
Факс: (846) 267-43-70
E-mail: [email protected]
https://ssau.ru/

Список основных публикаций работников ведущей организации по теме диссертации в рецензируемых научных изданиях за последние 5 лет:
1. Yashin, V.V., Latushkin, I.A., Aryshensky, E.V., Chitnaeva, E.S. Study of recrystallization kinetics of aluminium alloy 1565ch with low degree of cast structure conditioning // Tsvetnye Metally, Volume 2021, Issue 1, January 2021, Pages 58-64.
2. Yashin, V.V., Aryshensky, E.V., Drits, A.M., Latushkin, I.A. Effect of hafnium transition metal additives on the microstructure of 01570 aluminum alloy // Tsvetnye Metally, Volume 2020, Issue 11, 2020, P. 84-90.
3. Muralikrishna, G.M., Esin, V.A., Kulkarni, K.N., Murty, B.S., Wilde, G., Divinski, S.V. Atomic transport in B2-ordered Al(Fe,Ni) alloys: Tracer-interdiffusion couple approach // Intermetallics, Volume 126, 2020, P. 106920.
4. Zaguliaev, D., Gromov, V., Rubannikova, Y., Konovalov, S., Ivanov, Y., Romanov, D., Semin, A. Structure and phase states modification of AL-11SI-2CU alloy processed by ion-plasma jet and pulsed electron beam // Surface and Coatings Technology, Volume 383, 2020, P. 125246.
5. Solokha P., Eremin R.A., Leisegang T., Proserpio D.M., Akhmetshina, T., Gurskaya, A., Saccone, A., de Negri, S. New quasicrystal approximant in the SC-PD system: From topological data mining to the bench // Chemistry of Materials, Volume 32, Issue 3, 2020, P. 1064-1079.

Оппоненты
  1. Ширяев Владимир Семенович, д.х.н., заместитель директора по научной работе, ведущий научный сотрудник лаборатории высокочистых бескислородных стекол ФГБУН “Институт химии высокочистых веществ им. Г.Г. Девятых РАН” (отзыв)

    Наименования отрасли науки, научной специальности, по которым оппонентом защищена диссертация:
    02.00.01 – Неорганическая химия

    Список основных публикаций официального оппонента по теме диссертации в рецензируемых научных изданиях за последние 5 лет:
    1. V.S. Shiryaev, E.V. Karaksina, T.V. Kotereva, M.F. Churbanov, A.P. Velmuzhov, M.V. Sukhanov, L.A. Ketkova, N.S. Zernova, V.G. Plotnichenko, V.V. Koltashev, Preparation and investigation of Pr3+-doped Ge-Sb-Se-In-I glasses as promising material for active mid-infrared optics, Journal of Luminescence, 183, 2017, Pages 129–134
    2. E. Romanova, S. Korsakova, M. Komanec, T. Nemecek, A. Velmuzhov, M. Sukhanov, V. Shiryaev, Multimode chalcogenide fibers for evanescent wave sensing in the mid-IR, Multimode chalcogenide fibers for evanescent wave sensing in the mid-IR, IEEE Journal of Selected Topics in Quantum Electronics, 2017, V.23. Issue:2, pages: 289–295
    3. E.V. Karaksina, V.S. Shiryaev, E.A. Anashkina, T.V. Kotereva, M.F. Churbanov, G.E. Snopatin, Core-clad Pr-doped Ga(In)-Ge-As-Se-(I) glass fibers: preparation, investigation, simulation of laser characteristics, Optical Materials 72 (2017) pp. 654-660
    4. V.S. Shiryaev, E.V. Karaksina, A.P. Velmuzhov, M.V. Sukhanov, T.V. Kotereva, A.D. Plekhovich, M.F. Churbanov, A.I. Filatov, Preparation and investigation of GaxGe25As15Se60-x (x=1÷5) glasses, Optical Materials 67 (2017) 38-43.
    5. V.S. Shiryaev, M.F. Churbanov, Recent advances in preparation of high-purity chalcogenide glasses for mid-IR photonics, Journal of Non-Crystalline Solids, 475 (2017) 1-9.
    6. V.S. Shiryaev, E.V. Karaksina, M.F. Churbanov, T.V. Kotereva, B.S. Stepanov, L.A. Ketkova, I.I. Evdokimov, V.V. Koltashev, V.G. Plotnichenko, A.I. Filatov, I.N. Antonov, Special pure germanium-rich Ga-Ge-As-Se glasses for active mid-IR fiber optics, Materials Research Bulletin, 107 (2018) 430–437
    7. A.P. Velmuzhov, M.V. Sukhanov, V.G. Plotnichenko, A.D. Plekhovich, V.S. Shiryaev, M.F. Churbanov, Preparation of REE-doped Ge-based chalcogenide glasses with low hydrogen impurity content, Journal of Non-Crystalline Solids, 2019, 525, 119669.
    8. S.O. Leonov, Y. Wang, V.S. Shiryaev, G.E. Snopatin, B.S. Stepanov, V.G. Plotnichenko, E. Vicentini, A. Gambetta, N. Coluccelli, C. Svelto, P. Laporta, and G. Galzerano, Coherent mid-infrared super-continuum generation in tapered suspended-core As-Se fibers pumped by five-optical cycles Cr:ZnSe laser, Optics Letters, 45 (2020) 1346-1349.
    9. А.М. Kut’in, V.S. Shiryaev, А.D. Plekhovich, S.D. Plekhovich, Calorimetric and Volumetric Functions of AsxSe1-x (x=0.3-0.5) Glasses, Journal of Thermal Analysis and Calorimetry, 2020, 139: 1443-1452
    10. V.S. Shiryaev, E.V. Karaksina, T.V. Kotereva, G.E. Snopatin, A.P. Velmuzhov, M.V. Sukhanov, M.F. Churbanov, Core-clad Pr(3+)-doped Ga(In)-Ge-As-Se Glass Fibers for Mid-IR Radiation Sources, Journal of Non-Crystalline Solids, 537 (2020) 120026
    11. E.V. Karaksina, V.S. Shiryaev, A.I. Filatov, A.D. Plekhovich, B.S. Stepanov, A.E. Kurganova, A.V. Nezhdanov, K.V. Sidorenko, Effect of Ge-rich Ga-Ge-Sb-Se glass composition on the optical and thermal properties, Optical Materials 104 (2020) 109943.
    12. A.P. Velmuzhov, M.V. Sukhanov, E.A. Tyurina, A.D. Plekhovich, D.A. Fadeeva, L.A. Ketkova, M.F. Churbanov, V.S. Shiryaev, Physicochemical, optical properties and stability against crystallization of GaxGey-xS100-y (x=0–8; y = 40–42) glasses, Journal of Non-Crystalline Solids, 554 (2021) 120615
    13. V.S. Shiryaev, M.V. Sukhanov, A.P. Velmuzhov, E.V. Karaksina, T.V. Kotereva, G.E. Snopatin, B.I. Denker, B.I. Galagan, S.E. Sverchkov, V.V. Koltashev, V.G. Plotnichenko, Core-clad terbium doped chalcogenide glass fiber with laser action at 5.38 μm, Journal of Non-Crystalline Solids 567 (2021) 120939
    14. A.P. Velmuzhov, M.V. Sukhanov, B.S. Stepanov, R.D. Blagin, A.D. Plekhovich, L.A. Ketkova, D.A. Fadeeva, V.S. Shiryaev, Peculiarities of GaxGe100-x-ySey glasses crystallization as potential materials for optical IR glass-ceramics, Journal of Non-Crystalline Solids 570 (2021) 121018
    15. V.S. Shiryaev, A.I. Filatov, E.V. Karaksina, A.V. Nezhdanov, Structural peculiarities of Ge-rich Ga-Ge-Sb-Se chalcogenide glasses, Journal of Solid State Chemistry 303 (2021) 122454

  2. Нестеренко Сергей Николаевич, к.х.н., ведущий научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории физико-химического анализа Химического факультета ФГБОУ ВО “Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова” (отзыв)

    Наименования отрасли науки, научной специальности, по которым оппонентом защищена диссертация:
    02.00.01 – Неорганическая химия

    Список основных публикаций официального оппонента по теме диссертации в рецензируемых научных изданиях за последние 5 лет:
    1. Nesterenko S., Tursina A., Kaczorowski D. Synthesis, crystal chemistry, and magnetic properties of Ce3-xRhGa10+3x (x = 0.36): A new member of the [BaAl4]m[CaF2]n[AlB2]p homologous series // Intermetallics, 2021, 129, статья № 107052. DOI: 10.1016/j.intermet.2020.107052
    2. Nesterenko S., Tursina A., Pasturel M., Xhakaza S., Strydom A. Two polymorphs of a new intermetallic Ce2Rh3Ga – crystal structure and physical properties // Journal of Alloys and Compounds, 2020, 844, статья № 155570. DOI: 10.1016/j.jallcom.2020.155570
    3. Dudka A.P., Nesterenko S.N., Tursina A.I. Refinement of the Crystal Structure of a New Intermetallic Ce2Rh3Ga // Journal of Surface Investigation, 2020, 14 (6), pp. 1121-1125.
    4. Nesterenko S., Avzuragova V., Tursina A., Strydom A.M. New ternary aluminides RERh5Al15 (RE = La, Ce, Pr, Sm, Gd) // Journal of Alloys and Compounds, 2019, 792, pp. 1061-1067.
    5. Tursina A., Chernyshev V., Nesterenko S., Noël H., Pasturel M. R8-xRu3In7+x, R3Ru1-xIn3, R39Ru12-xIn35, and R16Ru5In14 (R=La-Nd, Sm, Gd-Er, Lu) – New ternary indides with 2D intergrowth of CsCl- and AlB2-related slabs // Journal of Alloys and Compounds, 2019, 791, pp. 641-647.
    6. Strydom A.M., Djoumessi R.F., Blinova M., Tursina A., Nesterenko S., Avzuragova V. RRh3Al10 (R= Ce, Yb): New intermetallic compounds in the 1:2:10 stoichiometry series // Physica B: Condensed Matter, 2018, 536, pp. 155-161.
    7. Avzuragova V.A., Nesterenko S.N., Tursina A.I. Ternary gallides of the Ce2+nRh4+3nGa1+2n (n = 0—5) structure family // Russian Chemical Bulletin, 2017, 66 (11), pp. 2015-2020.
    8. Avzuragova V.A., Nesterenko S.N., Tursina A.I. LaRhAl, La3Rh4Al4, and Ce5Rh5Al6 as a new family of ternary aluminides // Russian Journal of Physical Chemistry A, 2017, 91 (2), pp. 252-254.
    9. Tikhonov V., Nesterenko S., Babich Y., Taher A., Berezovsky V. Developing the architecture of integrated 5G mobile network based onthe adaptation of lte technology // Eastern-European Journal of Enterprise Technologies, 2017, 5 (2-89), pp. 42-49.
    10. Tursina A., Nesterenko S., Avzuragova V., Strydom A.M. CeRh3Al10 – The first rhodium aluminide with a new structure type in the 1:2:10 stoichiometry family // Journal of Alloys and Compounds, 2017, 728, pp. 752-758.
    11. Nesterenko S., Avzuragova V., Tursina A., Kaczorowski D. Structural peculiarities and magnetic properties of a novel cerium gallide CeRh3Ga2 // Journal of Alloys and Compounds, 2017, 717, pp. 136-140.
    12. Gribanova V., Murashova E., Gnida D., Kurenbaeva Z., Nesterenko S., Tursina A., Kaczorowski D., Gribanov A. Novel ternary cerium-rich intermetallic compound Ce11Ru3.83In9: Crystal structure and low-temperature physical properties // Journal of Alloys and Compounds, 2017, 711, pp. 455-461.

Свойства элементов iв группы: Cu, Ag, Au

Медь, серебро и золото являются d-элементами, простые вещества – металлы: конфигурация наружных электронных оболочек атомов(n-1)d10ns1:

29Cu[18Ar]3d104s1; 47Ag[34Xe] 4d105s1; 79Au[54Kr] 4f145d106s1

Завершение предвнешней оболочки происходит за счет перехода одного s-электрона наружного слоя на предвнешнюю d-орбиталь. Такая d-обо­лочка недостаточно стабильна: в образовании химических связей у элементов подгруппы меди могут принимать участие и dэлектроны предвнешнего слоя; поэтому Cu, Ag и Au могут проявлять степени окисления +1, +2, +3. На внешней электронной оболочке атомы меди, серебра и золота содержат по 1 электрону, как у атомов щелочных металлов, но на предвнешней – 18 – электронные оболочки (у атомов щелочных металлов – 8ē). Наличие 18 ē в предвнешней оболочке и более высокий заряд ядра у элементов подгруппы меди приводит к эффекту её сжатия. Вследствие этого радиусы атомов Cu, Ag и Au меньше радиусов атомов щелочных металлов тех же периодов, а энергия ионизации больше. Поэтому медь, серебро и золото резко отличаются от щелочных металлов более высокими значениями плотностей, температур плавления и кипения, положительными значениями электродных потенциалов, малой химической активностью (табл. 3, 4). Химическая активность убывает от меди к золоту: серебро и золото – благородные металлы, трудно поддающиеся окислению. Благодаря стойкости по отношению к химическим воздействиям, Cu, Ag и Au с древнейших времен находят широкое практическое применение.

Таблица 3

Атомные характеристики элементов

Элемент

Cu

Ag

Au

Атомный номер

29

47

79

Ковалентный радиус, нм

0,117

0,134

0,134

Металлический радиус, нм

0,128

0,144

0,146

Радиус иона, нм

Э+

Э2+

Э3+

0,077

0,073

0,054

0,115

0,094

0,075

0,137

0,085

Электроотрицательность

1,75

1,42

1,42

Первый потенциал ионизации, В

7,7264

7,5763

9,2258

Степени окисления (выделены наиболее устойчивые сте­пе­ни окисления)

+1,+2,+3

+1,+2,+3

+1,+3

Таблица 4

Основные физико-химические свойства металлов

Металл

Cu

Ag

Au

Тип кристаллической решётки

Кубическая гранецентрированная

Плотность , г/см3

8,96

10,50

19,32

Температура плавления, оС

1083,6

962,08

1064,58

Стандартный электродный

потенциал процессов Ео, В:

Э+ + 1е → Э

Э2+ + 2е → Э

Э3+ + 3е → Э

0,521

0,337

0,799

1,691

1,498

Легче всего эти металлы реагируют с галогенами: Cu – при обычной температуре, а Ag и Au – при нагревании. Сухой кислород при обычной температуре на них не действует.

При нагревании до температуры красного каления медь окисляется кислородом до CuO, при более высокой температуре до Cu2O:

2CuO(т) Cu2O(т) + 1/2O2(г);

Серебро и золото не окисляются кислородом и при нагревании. С серой соединяется не только медь, но и серебро. С водородом, азотом и углеродом они не образуют соединений даже при высоких температурах.

В электрохимическом ряду Cu, Ag и Au стоят правее водорода, поэтому они не вытесняют водород из растворов кислот. На медь и серебро действуют только азотная и концентрированная серная кислоты (при нагревании):

3Cu(т) + 2HNO3(p) + 6HNO3(p) = 3 Cu(NO3)2(в) + 2NO(г) + 4H2O(ж)

Cu(т) + 2HNO3(к) + 2HNO3(к) = Cu(NO3)2(в) + 2NO2(г) + 2H2O(ж)

2Ag(т) + H2SO4(к) + H2SO4(к) = Ag2SO4(в) + SO2(г) + 2H2O(ж)

(в этих кислотах окислителем служат не ионы Н+, а ионы NO3 и SO42-).

Золото растворяется в селеновой кислоте, «царской водке», хлорной воде и насыщенной хлором хлороводородной кислоте:

2Au(т) + 6H2SeO4(к) = Au(SeO4)3(в) + 2SeO2(г) + 6H2O

Au(т) + HNO3(к) + 4HCl(к) = HAuCl4(в) + NO(г) + 2H2O

2Au(т) + 3Cl2(г) + 2HCl(к) = 2HAuCl4(в)

Все три металла легко растворяются в ртути, образуя сплавы-амаль­га­мы. Амальгама серебра, быстро твердеющая сразу же после приготовления, используется в стоматологии для пломбирования зубов.

Медь, серебро и золото образуют многочисленные сплавы друг с другом и с другими металлами. К действию щелочей в отсутствии окислителей они устойчивы. В присутствии CN – ионов в водном растворе медь, серебро и золото окисляются кислородом, вследствие комплексообразования, а медь – ионом водорода воды:

4 Au(т)+ 8NaCN(в) + O2(г) + 2H2O(ж) = 4NaAu(CN)2(в) + 4NaOH(в)

4Ag(т) + 8KCN(в) + O2(г) + 2H2O(ж) = 4KAg(CN)4(в) + 4KOH(в)

2 Cu + 4KCN(в) + 2H2O(ж) = 2KCu(CN)2(в) + 2KOH(в) + H2(г)

Ионы металлов обладают окислительными свойствами, усиливающимися от Cu (II) к Au (III), и высоким поляризующим действием, которым обусловлена окраска большинства соединений, способность к образованию комплексов, малая термическая прочность оксидов, гидроксидов и некоторых галогенидов.

Для ионов меди, серебра и золота весьма характерно образование комплексных соединений с анионами кислот, аммиаком, многими органи­чес­кими соединениями. В комплексных соединениях связи металл-лиганд в значительной степени ковалентны. Для Cu (I) и ее аналогов характерны координационные числа 2 (с линейной структурой комплекса) и 4 (тетраэдрическая, иногда искаженная, структура), а для Cu (II) также 6 (октаэдрическая) и возможно 6 (квадратная пирамида, например, в комплексе меди с -аланилгистидином, реже – тригональная бипирамида), для Au (III) характерно координационное число – 4.

Оксиды и гидроксиды элементов 1В группы. В соответствии с харак­терными степенями окисления элементы образуют следующие окси­ды: Cu2O (красный), CuO (черный), Ag2O (темно-бурый), Au2O (фиолето­вый), Au2O3 (черно-бурый). Они почти всегда нерастворимы в воде и обладают амфотерным характером (с трудом растворяются в концентрированных щелочах и концентрированных кислотах) с преобладанием основных свойств у оксидов меди и серебра и кислотных – у оксидов золота.

Оксиды серебра и золота при нагревании разлагаются с выделением кислорода:

2Ag2O(т) = 4Ag(т) + O2(г)

Cu2O образуется при действии восстановителя – глюкозы, формалина, гидразина или гидроксиламина – на щелочной раствор фелинговой жидкости (см. ниже) или сульфата меди (II) при нагревании по схеме:

CuSO4(в) + 2NaOH(в) = Cu(OH)2(т) + Na2SO4(в)

O O

2

Сначала выпадает желтый

осадок CuOH,

переходящий в красный Cu2O

Cu(OH)2 + C = Cu2O + C + 2H2O

H OH

(CHOH)4 (CHOH)4

CH2OH CH2OH

CuO получают при нагревании меди до 400–800 оС в присутствии кислорода. Выше 1100 оС оксид разлагается по вышеприведённой схеме:

2CuO(т) Cu2O(т) + 1/2O2(г)

CuO легко образуется при термическом разложении основного карбоната меди или гидроксида меди (II):

t

Cu2(OH)2CO3(т) = 8CuO(т) + H2O(ж) + CO2(г)

t

Cu(OH)2(т) = CuO(т) + H2O(ж)

Гидроксиды CuOH, Cu(OH)2, AgOH, AuOH и Au(OH)3 малорастворимы в воде, термически малоустойчивы, легко отщепляют воду, переходя в оксиды. Поэтому щелочи из раствора соли серебра осаждают бурый оксид серебра (I):

2AgNO3(в) + 2NaOH(в) = Ag2O (т) + H2O(ж) + 2NaNO3(в).

Cu(OH)2 осаждается в виде студенистой голубоватой массы при действии щелочи на соли меди (II):

CuSO4(в) + 2NaOH(в) = Cu(OH)2(т) + Na2SO4(в).

Он легко растворим в кислотах с образованием аквакомплексов [Cu(H2O)6]2+ сине-зеленого цвета, и только в сильно концентрированных растворах щелочей – с образованием гидроксокупратов:

Cu(OH)2(т) + 2NaOH(конц) = Na2[Cu(OH)4] (в)

Cu(OH)2(т) + 4NH3(г) = [Cu(NH3)4](OH)2(в).

Реакция образования комплексного иона [Cu(NH3)4]2+ темно-синего цвета используется в аналитической химии для обнаружения иона меди (II).

Константа нестойкости аммиаката меди 2,1·10-13. Молекула аммиака является довольно сильным лигандом и вызывает значительное расщепление d – подуровня меди. Формируется низкоспиновый тетраэдрический парамагнитный комплекс (наличие неспаренных электронов у иона Cu2+), с максимумом поглощения видимого света с длиной волны λ = 304 нм, что соответствует энергии расщепления d – подуровня – 349 кДж/моль.

Гидроксид меди (II) хорошо растворяется в многоатомных спиртах (этиленгликоле, глицерине) и в растворах тартратов – солей вино­каменной кислоты, образуя комплексные соединения хелатного типа. Растворы окрашиваются в красивый темно-синий цвет. Например, фелингов раствор, приготовленный из сегнетовой соли KNaC4H4O6, CuSO4 и NaOH, используется в биохимии для обнаружения и количественного опреде­ления восстановителей: альдегидов, моносахаридов, некоторых витаминов, гормонов. С восстановителями фелингов раствор на холоду выделяет CuOH желтого цвета, а при нагревании выпадает красный осадок Cu2O:

O O C O O C

H ONa

H-C-OH C – O–  O– – C H-C-OH COONa

HO-C-H + K2Na2H2 HC – О – Cu – О –CH + NaOH+ H2O HO-C-H + 2HC-OH + Cu2O

оксид

H-C-OH CH-O–  O-CH H-C-OH H–C–OH меди(I)

H-C-OH – COO–  – COO–  H-C-OH COOK

CH2OH CH2OH

D – глюкоза, Na, K-тартрат–комплексное соединение меди, D – глюконат натрия, Na,K– тартрат

Свойства Сu2+ образовывать в щелочной среде окрашенные в сине-фиолетовый цвет комплексные соединения с белками и биуретом (NH2CONHCONH2), например:

NH2 – CO – N – CO – NH2

Cu2+

NH2 – CO – N – CO – NH2

– используют в биохимии для обнаружения пептидных связей. Реакция Cu2+ с биуретом и белками называется биуретовой.

Au(OH)3 – бурого цвета – осаждается при действии щелочи на раствор AuCl3 или H[AuCl4]. При его высушивании образуется AuO(OH) – мета­зо­лотая кислота, а при осторожном нагревании до 140 – 150 оС получается оксид Au2O3, который разлагается на Au и О2при нагревании выше 160 оС.

Гидроксид золота (III) – амфотерное соединение с преобладанием кислотных признаков: Au(OH)3 легко растворяется в щелочах, образуя тетрагидроксоаураты (III):

Au(OH)3(т) + NaOH(в) = Na[Au(OH)4](в)

и в кислотах – с образованием анионных комплексов:

Au(OH)3(т) + 4HNO3(р) = H[Au(NO3)4](в) + 3 H2O(ж)

Оксиды и гидроксиды меди и серебра легко растворяются в водном растворе аммиака, образуя устойчивые комплексные основания, по силе приближающейся к щелочам, например:

Ag2O(т) + 4 NH3(в) + H2O(ж) = 2[Ag(NH3)2](OH)(в)

Нужно иметь в виду, что при продолжительном стоянии раствора [Ag(NH3)2]OH образуется черный осадок гремучего серебра AgN3 – вещества с очень сильными взрывчатыми свойствами.

В растворах галогеноводородных кислот оксиды и гидроксиды меди и серебра образуют соли типа МеГ или МеГ2 и ацидокомплексы:

Ag2O(т) + 2HCl(в) = 2AgCl(т) + H2O(ж)

AgCl(т) + HCl(в) = H[AgCl2](в).

Соли меди, серебра и золота. Большинство солей одновалентных меди, серебра и золота трудно растворяются в воде. Малорастворимы галогениды, цианиды, сульфиды. Растворимость галогенидов уменьшается от фторидов к иодидам. Например, AgF – растворим в воде, остальные галогениды практически нерастворимы: Кs(AgCl) = 1,6·10-10, Кs(AgBr) = 4,0·10-13, а Кs(AgI) = 9.7·10-17. Комплексные соединения меди, серебра и золота боль­шей частью хорошо растворимы в воде, поэтому реакции комплексообразования часто используют для перевода малорастворимых солей в раствор.

Например, хлориды меди (I) и серебра растворяются в водном растворе аммиака:

AgCl(т) + 2NH3(в) = [Ag(NH3)2]Cl(в).

При действии HNO3 на хлорид диамминсеребра выпадает осадок AgCl вследствие образования из NH3 иона NH4+:

[Ag(NH3)2]Cl(в) + HNO3(в) = AgCl(т) + 2 NH4NO3(в).

Галогениды меди (I), серебра (I) и золота (I) легко образуют комплексы с тиосульфат- и цианид- лигандами: [Cu(S2O3)2]3-, [Ag(S2O3)2]3-, [Cu(CN)2], [Ag(CN)2], [Au(CN)2], когда константы нестойкости этих комплексов меньше, чем константы растворимости галогенидов, например:

CuI(т) + 2Na2S2O3(в) = Na3[Cu(S2O3)2](в) + NaI(в)

AgCN(т) + KCN(в) = K[Ag(CN)2](в);

с концентрированными галогеноводородными кислотами дают комплексные анионы [CuГ2], [Ag Г2], [Au Г2]– и растворяются в галогенидах щелочных металлов:

AgI(т) + KI(в) = K[AgI2](в).

Ионы меди, серебра и золота проявляют окислительные свойства, например:

2AgNO3(в) + H2O2 + 2KOH(в) = 2Ag + O2 + 2KNO3(в) + 2H2O

2Cu(CH3COO)2(в) + 4HI(в) = 4CH3COOH(в) + 2CuI +I2

3Na2[Sn(OH)4] (в) + 2AuCl3(в) + 6KOH(в) = 3Na2[Sn(OH)6] (в) + 2Au + 6HCl(в)

Газообразный диоксид серы – SO2 восстанавливает Cu2+ в Cu+ из кипящего концентрированного раствора Cu(CH3COO)2 в уксусной кислоте:

3Cu2+(в) + 2SO2(в) + 3H2O(ж) = CuSO4(в) + 6H+(в) + Cu2SO3(т).

Вследствие окислительных свойств соли меди (I), серебра (I) и золота (I) ме­нее устойчивы, чем соли щелочных металлов. Так, галогениды сереб­ра разлагаются на простые вещества при действии света и при нагревании:

2AgГ = 2Ag + Г2

Соли Cu (I) и Au (I) легко диспропорционируют:

2CuCl = Cu + CuCl2

3AuCl = 2Au + AuCl3

Галогениды меди (I) образуются при восстановлении солей меди (II). Например, CuCl получают при нагревании смеси, содержащей CuCl2, концентрированную хлороводородную кислоту и порошок меди:

CuCl2(в) + Cu + 2HCl(в) = 2H[CuCl2] (в)

При разбавлении водой малоустойчивый комплекс Н[CuCl2] диссоциирует на HCl и CuCl, выпадающий в осадок. Иодид меди (I) выделяется при действии иодида калия на сульфат меди (II):

2CuSO4(в) + 4KI(в) = 2CuI + I2 + 2K2SO4(в).

Галогениды серебра – AgГ – образуются при непосредственном взаимодействии простых веществ или осаждением из раствора нитрата серебра: Ag+ + Г– = AgГ(т). Они светочувствительны, т.е. разлагаются (чернеют) на свету с выделением металлического серебра. На этом свойстве основано их применение в фотографии.

Действием восстановителей (формальдегида, глюкозы и др.) на аммиачные растворы солей серебра можно посеребрить стеклянные предметы (реакция «серебряного зеркала»):

O O

H – C + 2[Ag(NH3)2]OH = H – C + 2Ag + 4NH3 + H2O

H OH

Этим способом изготавливают зеркала, серебрят внутреннюю поверхность в термосах, в сосудах Дьюара – для уменьшения потери теплоты лучеиспусканием. Реакция «серебряного зеркала» – характерная реакция на ион Ag+.

Она используется для подтверждения подлинности фармацевтических препаратов с альдегидной группой в молекуле.

Из солей кислородсодержащих кислот растворимыми в воде являются AgNO3, AgClO4, AgClO3, а Ag2CO3, Ag2CrO4, Ag2S2O3 и др. плохо растворимы.

Хорошо растворимый в воде нитрат серебра получают растворением металлического серебра в азотной кислоте. Бесцветные кристаллы AgNO3 чернеют под влиянием света вследствие выделения металлического серебра. Гидролизу эта соль не подвергается. Нитрат серебра является исходным продуктом для получения других соединений серебра.

Соли двухвалентной меди получают действием кислот на CuO, Cu(OH)2, CuCO3 или Cu2(OH)2CO3. Важнейшими растворимыми в воде солями меди (II) являются CuSO4·5H2O, CuCl2·2H2O, Cu(NO3)2·3H2O. В нейтральных и кислых растворах ионы меди (II) гидратированы и образуют голубые аквакомплексы [Cu(H2O)6]2+, которые довольно прочно удерживают молекулы воды. Окраска твердых солей различна. Например, безводный CuSO4 бесцветен. Он получается при нагревании до температуры 105–120 оС синих кристаллов медного купороса CuSO4·5H2O. Строение пентагидрата сульфата меди представлено схемой:

O O–

S

O O

H2O OH2

Cu

H2O OH2

H2O O O

S

O O

H2O OH2

Cu

H2O OH2

O O

S

O O–

Четыре молекулы воды в медном купоросе координированы вокруг иона меди (II) в плоскости, два сульфат-иона – по оси, а пятая молекула Н2О выполняет роль мостика, соединяющего водородными связями молекулы воды и SO42– – группу, как показано на схеме.

Катионы меди – сильные комплексообразователи по отношению к ли­ган­дам, содержащим карбоксильную (–СОО), амино (–NH2), циано- (–CN–), тиольную (–SH) группы. За счёт реакции с тиольными группами белков катионы меди инактивируют ферменты и разрушают нативную конформацию белка – на этом основано их антимикробное действие.

Ионы меди (II) образуют комплексные соединения катионного типа (аквакомплексы, аминокомплексы [Cu(NH3)4]2+), анионного (гидроксо- и ацидокомплексы) и нейтрального типа. Например, при взаимодействии CuSO4 с NH3 происходит реакция с образованием темно-синего раствора:

CuSO4(в) + 4NH3(в) = [Cu(NH3)4]SO4(в)

Cu2+(в) + 4NH3(в) = [Cu(NH3)4]2+(в).

Гидроксокомплексы меди (II), содержащие комплексный гидроксокупрат-ион [Cu(OH)4]2- сине-фиолетового цвета, получают при растворении Cu(OH)2 в очень концентрированных растворах щелочей (см. выше). Гидроксокупраты (II) очень нестойки и при разбавлении щелочных растворов водой разлагаются с выделением осадка Cu(OH)2.

Легко разлагаются при разбавлении водой галогенокупрат (II)-ионы и зеленая окраска переходит в голубую:

[CuCl4]2-(в) + 4H2O(ж) ↔ [Cu(H2O)4]2+(в) + 4Cl(в)

Ионы меди (II) подвергаются гидролизу и формируют кислую реакцию среды:

Cu2+(в) + НОН(ж)CuОН+(в) + Н+ .

Карбонаты щелочных металлов из растворов солей меди (II) осаждают основной карбонат меди зелено-голубого цвета:

2CuSO4(в) + 2K2CO3(в) + H2O(ж) = Cu2(OH)2CO3(т) + 2K2SO4(в) + CO2(г)

Сульфид меди CuS черного цвета нерастворим в воде и растворе HCl.

Из соединений золота (III) известны Au2O3, Au(OH)3, галогениды – AuCl3, AuBr3, AuF3. Они проявляют амфотерные свойства, с преобладанием кислот­ных.

Трихлорид золота – AuCl3 получают действием хлора на золото. При растворении трихлорида золота в воде образуется гидроксотрихлорзолотая (III) кислота:

AuCl3(в) + H2O(ж) = H[Au(OH)Cl3] (в).

При добавлении к AuCl3 соляной кислоты образуется H[AuCl4]. Ее соли – галогенаураты (III) – хорошо растворимы в воде и органических растворителях. AuCl3 и H[AuCl4]ּ4H2O используют для получения других соединений золота.

Окислительные свойства Au (III) выражены сильнее, чем у Ag (I) и Cu (II):

H[AuCl4](в) + 3FeSO4(в) = Au(т) + Fe2(SO4)3(в) + FeCl3(в) + HCl(в)

Соли тяжелых металлов (меди, серебра, золота и др.) токсичны, так как образуют с белками нерастворимые соли, вызывая денатурацию белков. Однако медь является необходимым микроэлементом растительных и животных организмов и содержится в них в небольших количествах – около 100 мг . Она входит в состав белков: гемокупреина, церулоплазмина, купрпротеина, ряда ферментов и концентрируется преимущественно в печени, головном мозге, в крови. Средняя дневная доза потребления меди для человека 4–5 мг. Соединения меди необходимы для синтеза гемоглобина и фосфолипидов. Например, медьсодержащий белок плазмы крови – церулоплазмин (98 % меди, содержащейся в плазме крови) выполняет в организме многопрофильную функцию, выполняя роль не только резервуара для меди, но и транспортную функцию, регулирующую баланс меди в организме. Недостаток меди ведет к развитию анемии (разрушению эритроцитов), нарушению остеогенеза, нарушается нормальное развитие соединительных тканей и кровеносных сосудов, а избыток может повлечь перерождение печени.

Важную физиологическую роль выполняет фермент супероксиддис­му­таза, ускоряющий реакцию разложения супероксид-иона – О2, возникающего в клетках вследствие свободнорадикального окисления веществ.

Не менее важную роль выполняет фермент цитохромоксидаза в дыхательной цепи.

У моллюсков и членистоногих кислород переносится медьсодержащим белком гемоцианином, находящимся только в плазме, а процесс связывания и освобождения кислорода происходит за счёт окисления и восстановления ионов меди (Сu+, Cu2+) в гемоцианине, что объясняет голубой цвет крови у этих организмов.

Сульфат меди CuSO4 ·5H2O применяется в качестве антисептического, вяжущего, прижигающего средства для наружного применения в глазной и урологической практике. При приеме внутрь оказывает рвотное действие. В малых дозах соли меди входят в состав препаратов, улучшающих кроветворение.

В организме взрослого человека обнаруживается около 1 мг серебра. Ионы серебра бактерицидны. Они убивают грамположительные и грамотрицательные микроорганизмы, а также вирусы, инактивируя их ферментативные центры. Бактерицидные свойства серебра использовали еще в Древнем Египте: для лечения ран накладывали на их поверхность металлические серебряные пластины. В настоящее время применяется «серебряная вода», «серебряная марля», нитрат серебра, который обладает антисептическим и прижигающим действием. Последнее обусловлено способностью AgNO3 свертывать белки, превращая их в нерастворимые соединения при прижигании ран и язв. Для этих целей в медицине применяют нитрат серебра в виде палочек (Stilus Argenti nitrici). В небольших концентрациях раствор нитрата серебра оказывает вяжущее и противовоспалительное действие. В медицине используют коллоидные препараты серебра (колларгол – 70 % Ag, протаргол – 8 % Ag и др.), где мелкодисперсное металлическое серебро связано с белком и лишь частично ионизировано. В них сохраняются дезинфицирующие свойства серебра, но пропадает прижигающее действие. Токсическое действие соединений серебра, как и в случае меди, обусловлено тем, что ионы серебра взаимодействуют с тиольными серо- и азотсодержащими группами белков, нуклеиновых кислот и других биоорганических веществ. При этом образуются биокластеры хелатного типа, вследствие чего белки становятся нерастворимыми, теряют ферментативную активность.

В организме взрослого человека обнаруживается до 10 мг золота. Препараты золота применяют также в качестве эффективных противовоспалительных средств. Золото, как благородный металл, устойчивый к окислению в различных средах, используют в стоматологии для изготовления зубных протезов. Некоторые соедиения золота являются фармпрепаратами.

Все растворимые соединения меди, серебра и золота токсичны, особенно соединения меди.

Химический факультет Университета Колорадо в Боулдере

Химический факультет входит в программу физических наук Университета Колорадо в Боулдере.

Мы собрали некоторую важную информацию, которую вы должны знать о программе, в том числе о том, сколько студентов ежегодно заканчивают обучение, этническое разнообразие этих студентов и многое другое. Кроме того, мы расскажем о том, как CU – Boulder занимает место по сравнению с другими школами с программами по химии.

Перейти к любому из следующих разделов:

Химические степени, доступные в CU – Боулдер

CU – Боулдер Химический рейтинг

Программа бакалавриата в CU – Боулдер заняла 81-е место в списке лучших школ по химии College Factual.Он также занимает первое место в Колорадо.

Популярность химии в CU – Боулдер

В течение 2019-2020 учебного года Университет Колорадо в Боулдере присвоил 37 степеней бакалавра в области химии. Благодаря этому школа заняла 80-е место по популярности среди всех колледжей и университетов, предлагающих эту степень. Это на 37% больше, чем в предыдущем году, когда было вручено 27 степеней.

В 2020 году 15 студентов получили степень магистра химии в CU – Boulder.Это делает ее 37-й по популярности школой для кандидатов на степень магистра химии в стране.

Кроме того, в 2020 году 29 студентов получили докторские степени по химии, что сделало школу № 25 по популярности школой в США для этой категории учащихся.

Сколько студенческих долгов имеют выпускники химических факультетов CU – Boulder?

Студенческий долг выпускников химических факультетов со степенью бакалавра

При получении степени бакалавра в CU – Boulder студенты-химики занимают в среднем 21 669 долларов в виде студенческих ссуд.Это не так уж и плохо, учитывая, что средняя долговая нагрузка всех получателей степени бакалавра химии по стране составляет 23 000 долларов.

Типичный размер студенческой ссуды для студента бакалавриата, изучающего химию в CU – Boulder, составляет 225 долларов в месяц.

Разнообразие студентов-химиков в CU – Боулдер

Взгляните на следующую статистику, касающуюся состава специальностей химии в Университете Колорадо в Боулдере.

CU – Boulder Chemistry Программа бакалавриата

Химическая программа в CU – Boulder присвоила 37 степеней бакалавра в 2019-2020 гг.Около 62% этих степеней достались мужчинам, а остальные 38% – женщинам.

Большинство получателей степени бакалавра по этой специальности в CU – Boulder белые. В последнем выпускном классе, по которому имеются данные, в эту категорию попал 51% учащихся.

В следующей таблице и диаграмме показана этническая принадлежность студентов, недавно окончивших Колорадский университет в Боулдере со степенью бакалавра химии.

Этническое происхождение Количество студентов
Asian 1
афроамериканцев 0
Латиноамериканцем 5
Белый 19
Non-Resident Aliens 11
1 1

CU – программа Master’s Checiate

в течение 2019-2020 гг. Учебный год, 5 студентов окончили степень бакалавра химия из ТС – Боулдер.Около 60% составляли мужчины и 40% женщины.

Большинство студентов этой специальности белые. Около 80% выпускников 2020 года были в этой категории.

В следующей таблице и диаграмме показана этническая принадлежность студентов, недавно окончивших Колорадский университет в Боулдере со степенью магистра химии.

Этническое происхождение Количество студентов
Asian 0
афроамериканцев 0
Латиноамериканцем 0
Белый 4
нерезидент Aliens 1
0
0
0

Majors, похожие на Chemistry

Посмотреть всеми химии, связанные сольприятиями>

Ссылки

Подробнее о наших источниках данных и методологии .

сообщите об этом объявлении

Профессиональное обучение для студентов CU Boulder Chem и Orgo Весна 2022

Профессиональное обучение химии


для студентов CU Boulder Spring 2022

Студенты, которые преподают в Aromatic Prep, изучают стратегии экзаменов, взятые из ресурсов CU Boulder за 10 семестров. Мы не связаны с CU Boulder.

Почему репетитор с ароматической подготовкой?

  • Множество советов и приемов, чтобы справиться с любым форматом экзамена.
  • Наша команда удовлетворяет ваши индивидуальные потребности и не работает в Университете Колорадо в Боулдере.
  • Превратите 10 часов в 2 часа обучения с труднодоступными ресурсами.
  • Индивидуальные онлайн-сессии, адаптированные для удовлетворения ваших конкретных потребностей.

Весна 2022 г. Профессора химии в


Университете Колорадо в Боулдере

Выберите курс, чтобы получить доступ к информации о классе CU Boulder.
Выберите профессора, чтобы узнать больше о его стиле экзамена и методе оценивания.

Что студенты говорят о частном репетиторстве

«Вы помогаете мне оставаться организованным в течение всего семестра, поэтому к финалу я был хорошо подготовлен…”

Студент хим. 2, весна 2018 г.

Студент в Орго 1, осень 2019

Смотри на меня в действии

Интересуетесь моим стилем обучения? Посмотрите мое орговское видео о расширении кольца!

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка браузера на прием файлов cookie

Существует множество причин, по которым файл cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее распространенные причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки браузера, чтобы принять файлы cookie, или спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файл cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Попробуйте другой браузер, если вы подозреваете это.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы это исправить, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Предоставить доступ без файлов cookie потребует от сайта создания нового сеанса для каждой посещаемой вами страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в файле cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только та информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, если вы не решите ввести его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступ к остальной части вашего компьютера, и только сайт, создавший файл cookie, может его прочитать.

Химия в центре внимания команды CU Buffs на прошлой неделе – BuffZone

Из-за болезни правый защитник «Колорадо» Кейси Роддик не выходил на футбольное поле примерно на шесть месяцев, включая все весенние тренировки.

Из-за травмы правый тэкл Фрэнк Филлип выбыл из игры примерно на пять месяцев. Тэкл Макс Рэй пропустил две игры, а центрфорвард Колби Перселл пропустил одну.

Среди многих проблем, которые CU (1-4, 0-2 Pac-12) пытается исправить во время своего прощания на этой неделе, есть линия нападения — группа ветеранов, которая не играла хорошо на протяжении всей четырехматчевой проигрышной серии «Баффало». . Что касается Роддика, то большая часть проблемы заключается в отсутствии химии из-за травм.

«У меня не было возможности поработать с Фрэнком за те шесть месяцев, что я отсутствовал», — сказал Роддик.«У Фрэнка не было возможности поработать со мной все эти месяцы.

«Несоответствие состава было нашей главной проблемой. В прошлом году у нас все еще было это несоответствие (в день игры), но я имею в виду, что мы все еще работали вместе каждый божий день (на тренировке), изо дня в день».

Роддик не оправдывается, но сказал, что химия, несомненно, является фактором для линии, которая стремится добиться значительного улучшения на этой неделе в рамках подготовки к матчу 16 октября с Аризоной.

Баффы занимают 10-е место в рейтинге Pac-12 по ярдам на перенос (3,64), и только в штате Вашингтон разрешено больше мешков, чем 15 в CU.

«Сыгранность — это вещь номер один, и в качестве лайнмена нападения», — сказал он. «Если вы знаете, с кем вы работаете, вы знаете, какие приемы они используют, вы можете быть очень хорошим нападающим с точки зрения атакующей линии».

Передний состав изменился, и за последние пару месяцев в нем были некоторые движущиеся части, и Роддик сказал, что это «чрезвычайно сложно», но добавил: «Вы должны заставить части, которые не работают вместе, работать вместе.Таким образом, даже когда один парень отсутствует, вы все равно работаете с (кем-то другим) на практике и понимаете, каков его стиль игры. Так что, в конце концов, это просто изучение стилей игры разных людей и того, как они играют.

«В конце концов, все дело в казни. … Нам еще нужно это сделать».

На данный момент линия не оправдала ожиданий.

Это группа, состоящая из ветеранов, в том числе Пёрселла и левого защитника Кэри Кача, которые оба уже пятый сезон играют в студенческом футболе.Филлип, Роддик, Рэй и защитник Кэнан Рэй — все игроки на четвертом курсе, а тэкл Джейк Уайли — на третьем курсе.

«Есть несколько опытных ребят, которые играют, но, возможно, не так хорошо (как ожидалось)», — сказал главный тренер Карл Доррелл. «Мы обсуждали это с нашими тренерами. На этой неделе я действительно дал тренерам поручение поговорить с каждым из их игроков в их сегментах о том, какие один или два атрибута мы должны исправить на этой неделе, чтобы мы могли продолжить это улучшение на следующей неделе. неделю, с точки зрения подготовки к Аризоне.

В дополнение к строительной химии, Роддик сказал, что линия нацелена на то, чтобы исправить свой менталитет.

«Я чувствую, что атакующая линия, нам нужно вернуть нашу физическую форму», — сказал он. «(Соперники) дают нам несколько жестких ящиков, чтобы мы могли бить по ним мячом; В коробках из семи и восьми человек определенно сложно играть с мячом.

«Тем не менее, как наступательная единица, мы гордимся тем, что менталитет состоит в том, что даже когда мы получаем эти суровые взгляды, мы должны управлять мячом. Так что это своего рода возвращение к менталитету фунта и земли и тому подобное.

Игроки по обе стороны мяча говорят, что это хорошая неделя для прощания, но, возможно, нет отряда, нуждающегося в прощании больше, чем линия нападения.

«Отпуск на этой неделе определенно поможет нам привести в порядок свое тело и разум, что наиболее важно, а также понять, какую цель мы преследуем в следующей игре», — сказал Роддик. «Очень приятно, что у тренера Доррелла были цели для нас и то, над чем нам нужно работать с точки зрения техники».

Баффы тоже посмотрели в зеркало и попытались понять, как против них может сыграть защита соперника.

«Это своего рода переворачивание таблицы на нас и то, над чем нам нужно работать», — сказал Роддик. «Я думаю, что это сделает нашу футбольную команду лучше».

у.е. Повышение | Concord University

Трехгодичные ускоренные программы Concord  используют преимущества обширных кредитов предыдущего обучения учащегося и интеграцию содержания курса в учебную программу. Программа позволяет учащимся, особенно продвинутым учащимся и нетрадиционным учащимся с профессиональным и жизненным опытом, получить университетскую степень всего за три года и либо выйти на работу с практическими навыками, либо продолжить обучение в аспирантуре или профессиональной школе, год раньше.Это достигается одним или несколькими из следующих способов:
  • структурированный, но гибкий учебный план,
  • практическое обучение работе с передовыми инструментами,
  • деловые и исследовательские стажировки,
  • возможности обучения за границей для заинтересованных студентов и
  • доступ к программам, направленным на развитие социальных навыков.
  • Биология (с акцентом на биомедицинские науки)
  • Биология (организмы и поля) 
  • Биология (с акцентом на Pre-PA или PT)
  • Химия (с упором на биохимию или профессиональную химию)
  • Химия (сосредоточение на предфармации или клинической лаборатории) 
  • Информатика
  • Науки об окружающей среде (сосредоточение внимания на общественном здравоохранении, обществе и окружающей среде) 
  • Науки о здоровье (допрофессиональные исследования)
  • Психология (предпрофессиональный курс)



Др.Rodney Tigaa
CURise Director

Если у вас есть четкие цели и вы хотите RISE перейти на следующий этап своей карьеры как можно раньше, трехлетние программы обучения Университета Конкорд созданы для вас. Начните работать или поступите в аспирантуру или профессиональную школу раньше по инновационной и ориентированной на рынок учебной программе, ориентированной на качество, личное развитие и гражданскую активность.

Декарбоксилативное перекрестное нуклеофильное связывание посредством фотовозбуждения карбоксилатов Cu(ii) с переносом заряда лиганд-металл

  • Xuan, J., Чжан, З.-Г. и Сяо, В.-Дж. Индуцированная видимым светом декарбоксилирующая функционализация карбоновых кислот и их производных. Анжю. хим. Междунар. Эд. 54 , 15632–15641 (2015).

    КАС Google ученый

  • Родригес, Н. и Гуссен, Л. Дж. Реакции декарбоксилативного сочетания: современная стратегия образования С-С-связи. Хим. соц. Ред. 40 , 5030–5048 (2011).

    ПабМед Google ученый

  • Аршади С., Эбрахимиас С., Хоссейниан А., Монфаред А. и Вессалли Э. Недавние разработки в реакциях декарбоксилативного перекрестного сочетания между карбоновыми кислотами и соединениями NH. RSC Adv. 9 , 8964–8976 (2019).

    КАС Google ученый

  • Зенг З., Фесеу А., Сивендран Н. и Гусен Л. Дж. Инициированное декарбоксилированием образование межмолекулярной связи углерод-гетероатом. Доп. Синтез. Катал. 363 , 2678–2722 (2021).

    КАС Google ученый

  • Скотт Э., Питер Ф. и Сандерс Дж. Биомасса в производстве промышленных товаров — использование белков и аминокислот. Заяв. микробиол. Биотехнолог. 75 , 751–762 (2007).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Gallezot, P. Преобразование биомассы в отдельные химические продукты. Хим. соц. Ред. 41 , 1538–1558 (2012).

    КАС пабмед Google ученый

  • Патра Т. и Майти Д. Декарбоксилирование как ключевой этап реакций образования связи С–С. Хим. Евро. J. 23 , 7382–7401 (2017).

    КАС пабмед Google ученый

  • Гусен, Л. Дж., Денг, Г. и Леви, Л. М. Синтез биарилов с помощью каталитического декарбоксилативного сочетания. Наука 313 , 662–664 (2006).

    ПабМед Google ученый

  • Мун, П. Дж. и Лундгрен, Р. Дж. Металлокатализируемые реакции ионного декарбоксилативного перекрестного связывания C ( sp 3 ) кислот: развитие реакции, механизмы и применение. ACS Катал. 10 , 1742–1753 (2010).

    Google ученый

  • Цзо, З.и МакМиллан, Д.В.К. Декарбоксилативное арилирование α-аминокислот с помощью фотоокислительно-восстановительного катализа: одностадийное преобразование биомассы в фармакофор лекарственного средства. Дж. Ам. хим. соц. 136 , 5257–5260 (2014).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Zuo, Z. et al. Энантиоселективное декарбоксилативное арилирование α‑аминокислот слиянием фоторедокса и никелевого катализа. Дж. Ам. хим.соц. 138 , 1832–1835 (2016).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шибутани, С. и др. Катализируемое органофоторедоксом декарбоксилативное образование связи C( sp 3 )-O. Дж. Ам. хим. соц. 142 , 1211–1216 (2020).

    КАС пабмед Google ученый

  • Мао, Р., Фрей, А., Balon, J. & Hu, X. Декарбоксилатное перекрестное связывание C( sp 3 )–N посредством синергетического фотоокислительно-восстановительного и медного катализа. Нац. Катал. 1 , 120–126 (2018).

    КАС Google ученый

  • Kolbe, H. Beobachtungen über die oxydirende Wirkung des Sauerstoffs, wenn derselbe mit Hülfe einer elektrischen Säule entwickelt wird. J. Prakt. хим. 41 , 137–139 (1847).

    Google ученый

  • Hofer, H. & Moest, M. Ueber die Bildung von Alkoholen bei der Elektrolyse fettsaurer Salze. Юстус Либигс Энн. хим. 323 , 284–323 (1902).

    КАС Google ученый

  • Xiang, J. et al. Синтез затрудненного диалкилового эфира с электрогенерированными карбокатионами. Природа 573 , 398–402 (2019).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Эберсон Л. и Найберг К. Исследования электролитического синтеза Кольбе. V. Электрохимический аналог реакции Риттера. Acta Chem. Сканд. 18 , 1567–1568 (1964).

    КАС Google ученый

  • Кочи, Дж. К. Новый метод галогендекарбоксилирования кислот с использованием ацетата свинца (IV). Дж. Ам. хим. соц. 87 , 2500–2502 (1965).

    КАС Google ученый

  • Бача, Дж. и Кочи, Дж. К. Алкены из кислот путем окислительного декарбоксилирования. Тетраэдр 24 , 2215–2226 (1968).

    КАС Google ученый

  • Ван, З. в Полное описание органических реакций и реагентов (под редакцией Ван, З.) 1646–1649 (Wiley, 2010).

  • Agterberg, F.P.W., Driessen, W.L., Reedijk, J., Oeveringb, H. & Buijs, W. Катализируемое медью окислительное декарбоксилирование алифатических карбоновых кислот. Шпилька. Серф. науч. Катал. 82 , 639–646 (1994).

    КАС Google ученый

  • Сергучев Ю.А., Белецкая И.П. Окислительное декарбоксилирование карбоновых кислот. Усп. хим. 49 , 2257–2285 (1980).

    КАС Google ученый

  • Конг Д., Мун П.Дж., Бшарат О. и Лундгрен Р.Л. Прямое каталитическое декарбоксилативное аминирование арилуксусных кислот. Анжю. хим. Междунар. Эд. 59 , 1313–1319 (2020).

    КАС Google ученый

  • Liang, Y., Zhang, X. & MacMillan, D.W.C. Декарбоксилатный sp 3 C–N-сочетание посредством двойного медного и фотоокислительно-восстановительного катализа. Природа 559 , 83–88 (2018).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Сакакибара Ю., Ито Э., Фукусима Т., Мураками К. и Итами К. Функционализация арилуксусных кислот на поздней стадии с помощью фоторедокс-катализируемого декарбоксилативного образования связи углерод-гетероатом. Хим. Евро. J. 24 , 9254–9258 (2018).

    КАС пабмед Google ученый

  • Драпо, М.P., Bahri, J., Lichte, D. & Gooßen, LJ. Декарбоксилативное ipso аминирование активированных бензойных кислот. Анжю. хим. Междунар. Эд. 58 , 892–896 (2019).

    Google ученый

  • Нгуен, В. Т. и др. Активируемое видимым светом прямое декарбоксилативное N -алкилирование. Анжю. хим. Междунар. Эд. 59 , 7921–7927 (2020).

    КАС Google ученый

  • Рид, Н.Л. и Юн, Т. П. Оксидазные реакции в фотоокислительно-восстановительном катализе. Хим. соц. Ред. 50 , 2954–2967 (2021 г.).

    КАС пабмед Google ученый

  • Рид, Н. Л., Герман, М. И., Мильчев, В. П. и Юн, Т. П. Фотокаталитическое оксиаминирование алкенов: соли меди (II) в качестве терминальных оксидантов в фотоокислительно-восстановительном катализе. Орг. лат. 20 , 7345–7350 (2018).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Рид, Н.Л., Герман М.И., Мильчев В.П. и Юн Т.П. Тандемный медный и фоторедокс-катализ в фотокаталитических реакциях дифункционализации алкенов. Beilstein J. Org. хим. 15 , 351–356 (2019).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ли, Б.Дж., ДеГлоппер, К.С. и Юн, Т.П. Сайт-селективное алкоксилирование бензильных связей С–Н с помощью фотоокислительно-восстановительного катализа. Анжю. хим. Междунар.Эд. 59 , 197–202 (2020).

    КАС Google ученый

  • Рид, Н. Л., Лутовски, Г. А. и Юн, Т. П. Опосредованный медью радикально-полярный кроссинговер обеспечивает фотокаталитическую окислительную функционализацию стерически объемных алкенов. Дж. Ам. хим. соц. 143 , 6065–6070 (2021).

    КАС пабмед Google ученый

  • Руководство по элементарным примесям Q3D, Current Step 4, версия (Европейское агентство по лекарственным средствам, 2014 г.).

  • Моримото, Дж. Ю. и ДеГрафф, Б. А. Фотохимия комплексов меди. Система малоната меди(II). J. Phys. хим. 79 , 326–331 (1975).

    КАС Google ученый

  • Сун, Л., Ву, К.-Х. и Фауст, Б. С. Фотохимические окислительно-восстановительные реакции комплексов меди (II) и дикарбоксилата внутренней сферы: влияние структуры дикарбоксилатного лиганда на квантовые выходы меди (I). Дж.физ. хим. А 102 , 8664–8672 (1998).

    КАС Google ученый

  • Сун, Л., Ву, К.-Х. и Фауст, Б. С. Фотохимическое образование меди (I) из комплексов меди (II) и дикарбоксилата: эффекты координации внешней сферы по сравнению с внутренней сферой и тушение малонатом. J. Phys. хим. А 104 , 4989–4996 (2000).

    Google ученый

  • Сюй, П., Лопес-Рохас, П. и Риттер, Т. Радикальное декарбоксилирование карбометаллирования бензойных кислот: раствор для ароматического декарбоксилативного фторирования. Дж. Ам. хим. соц. 143 , 5349–5354 (2021).

    КАС пабмед Google ученый

  • Чжао К., Ракеш К. П., Равидар Л., Фанг В.-Ю. и Цинь, Х.-Л. Фармацевтическое и медицинское значение мотивов, содержащих серу (S VI ), для открытия лекарств: критический обзор. евро. Дж. Мед. хим. 162 , 679–734 (2019).

    КАС пабмед Google ученый

  • Цыбизова А. и др. Поведение ацетата меди (II) в простых органических растворителях, выявляющее влияние следовых количеств воды. евро. Дж. Неорг. хим. 2014 , 1407–1412 (2014).

    КАС Google ученый

  • Кочи, Дж. К., Бемис, А.и Дженкинс, К.Л. Механизм окисления алкильных радикалов с переносом электрона комплексами меди (II). Дж. Ам. хим. соц. 90 , 4616–4625 (1968).

    КАС Google ученый

  • Дендриноу-Самара, К. и др. Комплексы меди(II) с противовоспалительными препаратами в качестве лигандов. Поведение в растворе и электрохимия моно- и биядерных комплексов. J. Chem. соц. Далтон Транс. 1992 , 3259–3264 (1992).

    Google ученый

  • Граддон Д. П. Спектры поглощения комплексных солей — алканоатов меди IV. Дж. Неорг. Нукл. хим. 17 , 222–231 (1961).

    КАС Google ученый

  • Кьюзо, М., Мори, В. и Танака, Дж. Новый взгляд на электронную структуру и спектры моногидрата ацетата меди. Неорг. Чим. Acta 363 , 930–934 (2010).

    КАС Google ученый

  • Медь | Подкаст | Мир химии

    Крис Смит

    Привет, на этой неделе монеты, проводимость и медь. Чтобы рассказать историю об элементе, который перенес нас из каменного века в век информации, вот Стив Майлон.

    Стив Майлон

    Плохая медь, до недавнего времени она, кажется, уступала в прямом и переносном смысле своим собратьям из переходных металлов, серебру и золоту.Я предполагаю, что это комбинированный результат, который история имеет в изобилии. Почти никогда не бывает так, чтобы популярные элементы были такими из-за их полезности и интересного химического состава. Но для золота и серебра это все так поверхностно. Они более популярны, потому что они красивее. Моя жена, например, не химик, не мечтает носить медное обручальное кольцо. Возможно, это как-то связано с тем фактом, что оксид меди имеет раздражающую привычку окрашивать кожу в зеленый цвет. Но если бы она только нашла время, чтобы узнать о меди, чтобы узнать ее немного; может быть, тогда она, вероятно, повернется спиной к другим и будет носить его с гордостью.

    Некоторые сообщают, что медь — это первый металл, добытый и изготовленный людьми. Так это или нет, но есть свидетельства того, что цивилизации использовали медь еще 10 000 лет назад. Чтобы культуры перешли от каменного века к бронзовому, им нужна была медь. Бронза состоит из двух частей меди и одной части олова, а не серебра или золота. Важность меди для цивилизации никогда не ослабевала, и даже сейчас из-за ее превосходной проводимости медь пользуется большим спросом во всем мире, поскольку быстро развивающиеся страны, такие как Китай и Индия, создают инфраструктуру, необходимую для подачи электричества в дома своих граждан.Например, за последние пять лет цена на медь увеличилась более чем в четыре раза. Возможно, самой большой пощечиной этому важному металлу является его использование в монетах во многих странах мира. Оранжево-коричневые монеты, как правило, имеют низкий номинал, в то время как блестящие, более серебряные монеты занимают место вверху. Даже в пятицентовой монете США никель выглядит блестящим и серебристым, но на самом деле содержит 75% меди и только 25% никеля. Но мы даже не называем это медью.

    Конечно, я мог бы продолжать и продолжать выявлять много интересных фактов и фактов о меди и о том, почему другие должны относиться к ней с подозрением. Они легко могли бы, потому что это также отличный проводник тепла, но я нахожу этот металл таким интересным и по многим другим причинам. Медь является одним из немногих металлов-индикаторов, необходимых для всех видов. По большей части биологическая потребность в меди довольно низка, так как только несколько ферментов, таких как цитохромоксидаза и супероксиддисмутаза, требуют меди в своих активных центрах.Обычно они основаны на окислительно-восстановительном цикле и играют важную роль в дыхании. Для людей потребность в меди также довольно низкая, всего 2 мг меди в день для взрослых. Тем не менее, слишком мало меди в вашем рационе может привести к высокому кровяному давлению и повышению уровня холестерина. Интересно, что для меди разрыв, разделяющий необходимое количество и токсичное количество, довольно мал. Он может быть наименьшим для всех необходимых микроэлементов. Вероятно, поэтому он широко используется в качестве пестицида, фунгицида и альгицида, потому что такие небольшие количества могут выполнять свою работу.

    По моему мнению, вы вряд ли найдете в таблице Менделеева металл, обладающий такой же универсальностью, как медь, и при этом не пользующийся уважением среди аналогов, которого он заслуживает. Хотя он значительно более распространен, чем золото и серебро, его значение в истории не имеет себе равных, а его полезность на макроуровне сопоставима только с его полезностью на микроуровне. Никакой другой металл не может конкурировать.

    Итак, я попытаюсь объяснить это своей жене, когда подарю ей пару медных сережек или красивое медное ожерелье в эти праздничные дни.Я предполагаю, что она вздернет нос, потому что подумает, что пенни сделаны из этого материала, хотя в наши дни это совсем не так.

    Крис Смит

    Мужчина женат на меди, это Стив Майлон. В следующий раз мы будем углубляться в открытие элемента с очень огненным темпераментом.

    Питер Уотерс

    Его младший двоюродный брат Эдмунд Дэви помогал Хамфри в то время, и он рассказывает, как, когда Хамфри впервые увидел, как крошечные шарики калия прорываются сквозь корку поташа и загораются, он не мог сдержать своей радости.Дэви имел полное право быть в восторге от этого удивительного нового металла. Он выглядит точно так же, как другие яркие блестящие металлы, но его плотность меньше, чем у воды. Это означало, что металл будет плавать на воде. По крайней мере, сойдет, если он не взорвется, как только соприкоснется с водой.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.